Трансгендерный фотограф Уинн Нилли запечатлевает изменения, происходящие с его телом в ходе приема гормонозаместительной терапии, делает аудиозаписи меняющегося голоса, собирает склянки от гормональных препаратов и медицинские справки. Его арт-проект называется Female to «Male».

«Возможность взглянуть на интимное: физические, психологические, медицинские и финансовые изменения в жизни Нелли, формирующего и исследующего свой гендер. Нейл настаивает на том, что [в его случае] «male» («мужчина») следует писать в кавычках — т. к. его идентичность флюидна, и определить её одним словом нельзя», — написано на сайте Нелли. Мы перевели фрагменты интервью Нелли для Lomographic, в котором он рассказывает об опыте осмысления трансгендерного перехода через искусство.

— Что для тебя значит быть «мужчиной» в кавычках?
— «Мужчина» в кавычках — это самое простое обозначение моей транс*идентичности. Я во многом похож на мужчину и живу в обществе как мужчина — тем не менее, меня воспринимают так только из-за моего внешнего вида. Поэтому мне нравится писать слово «мужчина» в кавычках: я действительно типа попадаю в категорию мужчин, но в то же время я и мой гендерная идентичность — это гораздо больше. Я не считаю, что родился в неправильном теле. Я просто следую своему пути для того, чтобы достичь точки, в которой моя внешность станет для меня комфортной. Всё, что касается моей идентичности, очень квирно.

— Любой процесс — это серия последовательных действий, ведущих к определённой цели. И трансгендерный переход многие воспринимают как процесс. Твой проект — это процесс с началом и концом, или это такая «бесконечная история»?
— Ни начала, ни завершения у моего проекта нет. Я начал фотографировать себя в тот момент, когда внешность менялась стремительно, и возможность документировать изменения приводила меня в восторг. Но многое в моей истории произошло и до того, как я начал проект — и этого нет в инсталляции. А будет ли конец? Понятия не имею. Я хочу продолжить запечатлевать себя по мере того, как взрослею. Я не знаю, когда я остановлюсь, но я уже начал реже фотографироваться, потому что изменения уже не заметны еженедельно. Экспонаты становятся более однообразными.

— Ты представляешь этапы своей жизни с помощью разных деталей: фотографий,  аудиозаписей, предметов. Это попытка уделить внимание микросоставляющим глобального изменения?
— Да, все так. Легко ведь просто обозреть весь процесс поверх и сказать: «Вау! Вот это он изменился!» А мелочи, на мой взгляд, производят большее впечатление. Например, когда человек слышит, как впервые ломается мой голос, или когда кто-то рассматривает мои документы и  осознает финансовые и медицинские препятствия, которые стоят для меня на пути свободе, телесной и эмоциональной. Поэтому мне важно, чтобы люди уделили время изучению экспозиции.

— Выставка уделяет много внимания малообсуждаемой теме: медицинским аспектам перехода и тому, насколько сложны они на самых разных уровнях, в том числе финансов. Нужно ли больше говорить об этом?
— Да, часть инсталляции посвящена вопросам доступности денег, хирургии и гормональной терапии. Я думаю, что об этих вещах стоит говорить больше, так как во время перехода эти вещи чаще всего малодоступны для транс*людей. Такие вещи во многом определены правительством и врачами, которые часто не понимают и не поддерживают трансгендерный переход человека. Для трансгендерного человека, не имеющего возможности жить в комфортном теле, это крайне опасно — с учетом того, что частота суицидов в транс*сообществе очень высока.

— Бывает ли, что люди судят о Female to «Male» превратно? В чем чаще всего они заблуждаются?
— Понятия не имею, какого рода негатив и непонимание может возникать у людей к проекту. Могу вообразить, что многие смотрят инсталляцию, повествующую об одной истории одного трансгендерного человека, и кто-то может выйти с ощущением, что все здесь показано неправильно. О транс*людях предстоит рассказать не одну историю, потому что у разных людей разные отношения со своей идентичностью, все сталкиваются с разными обстоятельствами и трудностями.

— Как ты думаешь, искусство помогает доносить информацию о трансгендерности эффективнее и до большего количества людей?
— Искусство — универсальный язык. Оно может заставить многих задуматься об определенной идее или проблеме. Я думаю, что в вопросах трансгендерности действительно может начать разбираться больше людей, но для этого потребуется гораздо больше, чем просто творчество. Искусство способно вершить огромные перемены для сообщества, но крайне важно, чтобы друзья, семьи, школы, правительство и врачи поддерживали нас в нужные моменты. Надеюсь, что имеющие влияние будут знакомиться с искусством и содействовать ему для того, чтобы что-то поменять.

— Что бы вам хотелось донести до аудитории Female to «Male»?
— Я обсуждал с моими сосед_кой по комнате (По всей видимости, сосед_ка Нелли использует для себя местоимение «они», как и некоторые другие квир-люди. — Прим. ред.) последнюю выставку и другой мой проект, который я экспонировал в прошлом году. По мнению сосед_ки, выставка просто разжевывает зрителям всё то, о чём они могли не знать ли чего могли не понимать. Мне важно, что с моей выставки люди могут уйти избавившись от заблуждений, более просвещенными. И что понятно, что проект касается моего личного транс*опыта, а не опыта всех трансгендерных людей.

Снимок экрана 2018-11-20 в 21.11.40
Снимок экрана 2018-11-20 в 21.11.52


Текст: Саша Казанцева