Одна из главных квир-премьер осени — сериал HBO «Мы те, кто мы есть» Луки Гуаданьино («Зови меня своим именем»). Это история взросления подростков на военной базе в Италии, которые пытаются понять себя и найти свое место в мире. В России проект одновременно в США показывает сервис more.tv.

Мы уже рассказывали о сильных сторонах проекта, а теперь публикуем интервью с исполнителями главных ролей — Джеком Диланом Грейзером и Джордан Кристин Симон. Актеры рассказали Лёле Нордик о том, как готовились к съемкам и как сериал помог им исследовать собственную идентичность.

Подготовила: Лёля Нордик

Действие сериала происходит в 2016 году и почти в каждой серии мы видим и слышим фоном обрывки теленовостей, в которых освещают президентскую гонку, предвыборные кампании Дональда Трампа и Хиллари Клинтон. Какое, на ваш взгляд, значение эти события имеют для героев сериала?

Джек: Огромное. Мне кажется, что многие люди были напуганы в то время и чувствовали тревогу перед неизвестностью. Эти чувства, вызванные политической ситуацией перекликаются с личными переживаниями героев, которые также боятся за свое будущее и не знают, к каким последствиям приведут их действия и решения.

Была ли у вас возможность пообщаться с людьми, у которых есть опыт проживания на военной базе, как у ваших героев?

Джордан: Да, я общалась с несколькими людьми, молодыми и взрослыми, мне было особенно важно поговорить с темнокожими людьми, чтобы понять, как их жизнь на военной базе отличается от опыта белых. Одна из женщин, с которой я говорила, рассказывала мне, как тяжело служить на базе будучи темнокожей женщиной, как часто она себя чувствует одинокой и исключенной, особенно на фоне событий, связанных с Black Lives Matter. Также она рассказывала, как порой сложно наладить отношения со своими детьми: они хоть и живут вместе, но эмоционально сильно отдаляются друг от друга, так как сама атмосфера военной базы, её отчужденность и непохожесть на настоящий дом очень сказывается на семейных отношениях. Этот опыт я старалась учитывать, работая над ролью Кейтлин.

Насколько ваши личные ощущения того, что значит взрослеть и быть тинейджером соответствуют опыту ваших персонажей в сериале?

Джек: Мне нравится, что в «Мы те, кто мы есть» нет излишней романтизации тинейджерства, это не просто красивая картинка, не идеализированные образы. Я думаю, что во многих зрителях отзовется то, как персонажи проходят сложный путь внутри себя, исследуя феминность и маскулинность, постоянно задаваясь вопросом «Кто я на самом деле?». Работа над ролью Фрейзера позволила мне глубже посмотреть внутрь себя и задуматься о важных темах, о которых я раньше не думал.

Джордан: Я не могу говорить за каждого тинейджера, но я согласна с тем, что сказал Джек, мне кажется, что сериал затрагивает важные темы, которые могут помочь сделать более видимым опыт молодых людей, которые находятся в поиске себя и которым сегодня не хватает репрезентации и принятия.

В одной из первых серий есть сцена, где у Кейтлин впервые начинается менструация. В кино мы постоянно видим кровь от насилия, но почти никогда не видим менструальную кровь из-за стигмы, которая существует вокруг этой темы. Сцена менструации в «Мы те, кто мы есть» порадовала меня своей непринужденностью и естественностью, на экране мы видим кровь и эта ситуация не показана, как нечто ужасное, стыдное или экстраординарное. Кейтлин радуется началу менструации, переживает и получает поддержку от друзей. Джордан, каково тебе было работать над этой сценой и как ты считаешь, важны ли такие сцены для того, чтобы разрушать стигму?

Джордан: Во-первых я очень рада, что тебе понравилась эта сцена. Она была очень важной и очень эмоциональной для меня. Во время съёмок я даже немного расплакалась в какой-то момент, потому что вспомнила, как у меня самой впервые началась менструация и как я была напугана этим. Я довольна тем, как аутентично получилась эта сцена, что в ней реалистично показана кровь, а не просто какая-то глянцевая картинка с намеками на месячные. Интересно, что в этой сцене Кейтлин переживает целый спектр эмоций от страха и удивления до радости и смущения, ведь это важное и неожиданное событие для нее, но почти сразу же она резко приводит себя в порядок, успокаивается и делает вид, что ничего не произошло, чтобы никто ничего не заметил. Мне кажется, это очень хороший пример того, с чем сталкиваются женщины и особенно цветные женщины, когда проживают подобные важные для себя и сложные моменты, но привыкают тут же брать себя в руки, ведь «все вокруг смотрят».

Ваши персонажи много слушают музыку, делятся наушниками, танцуют под мобильную колонку. В сериале звучат самые разные хиты, от Rolling Stones до Фрэнка Оушена, а оригинальный саундтрек написал композитор и музыкант Дев Хайнс из Blood Orange. Как вы относитесь к той музыке, которая звучит в сериях и была ли у вас возможность влиять на выбор треков, которые вы слушаете в кадре?

Джек: Каждый раз, когда я работаю над новой ролью я делаю плейлист для своего персонажа, собираю музыку, которая, как мне кажется, должна ему нравится, но это не обязательно то, что я сам слушаю в обычной жизни. Я подобрал такой плейлист для Фрейзера и Лука (режиссер сериала Лука Гуаданьино — прим. ред.) решил включить в сериал несколько треков из него. В целом то, что Фрейзер и Кейтлин слушают в своих наушниках становится важными партитурами в общем саундтреке, музыка из их плейлистов раскрывает для зрителя их характер и переживания.

Джордан: Я лично не принимала участие в отборе музыки, но я сама музыкант, поэтому Лука спрашивал мое мнение и давал мне послушать многое из того, что ему нравилось и что он планировал использовать. В итоге все треки, что он предлагал мне дико нравились: и те, что должна была слушать моя героиня Кейтлин и те, что должны было просто звучать в кадре. В «Мы те, кто мы есть» музыка играет очень важную роль и почти что становится самостоятельным персонажем.

В сериале Фрейзер уделяет особое внимание выбору одежды и презирает fast fashion. Была ли у вас возможность влиять на то, как выглядят ваши персонажи?

Джек: Изначально у Луки было несколько вариантов того, как мы будем выглядеть. У Фрейзера вообще должны были быть темные волосы и очки. У меня как раз были темные волосы, меня подстригли, надели очки и Лука сказал: «Нет, нет, нет. Будем перекрашивать в блонд». И я бы никогда не покрасился в блонд сам, но для Фрейзера такой стиль был то, что надо. Еще, когда я приехал на съемки в Италию, у меня были накрашены ногти. Лука заметил это и сказал: «Как здорово, нам обязательно надо использовать это». Поэтому у Фрейзера можно заметить маникюр, в котором мы использовали черный лак как основной и добавляли дополнительные цвета.

Джордан: Не могу сказать, что я обращала особенное внимание на одежду, скорее мне была важно обсуждать с режиссером действия и реакции Кейтлин. Я могла делиться своим мнением о том, как на мой взгляд она должна вести себя в той или иной сцене и я очень рада, что у меня была такая возможность.

Кид Кади (исполняет роль отца Кейтлин в сериале — прим. ред.) в одном из интервью говорил о том, что ему было сложно сниматься в сцене с кепками Make America Great Again, потому что в тот момент он наиболее остро ощутил, насколько его политическая позиция полярна позиции его персонажа. Джордан, какого тебе было играть эту сцену и надевать на себя кепку, символизирующую поддержку политики Трампа?

Джордан: Мы снимали эту сцену почти в самом конце, на тот момент большая часть работы была проделана и мне было легко фокусироваться на чувствах Кейтлин, моего персонажа, а не на моих личных мыслях и ощущениях. И стоит сказать, что я и моя героиня — очень разные люди. Я концентрировалась на том, что в этот момент видит и чувствует Кейтлин, когда ее отец дарит ей эту кепку. А видит она не политический стейтмент, а подарок от любимого отца и жест заботы, поэтому конечно же она надевает эту кепку и улыбается, так как в первую очередь для неё это знак внимания от отца, которого она обожает.

Джордан, расскажи, пожалуйста, обращалась ли ты за консультациями к трансгендерным персонам, активистам или профильным ЛГБТ+ организациям, когда готовилась к роли Кейтлин? Насколько важно было для тебя погрузиться в изучение темы гендерной идентичности и трансгендерности?

Джордан: Да, я общалась с несколькими трансгендерными людьми и пыталась изучить эту тему в самом начале, перед тем как начать готовиться к роли. У меня есть несколько трансгендерных и гендернофлюидных друзей, к которым я также обращалась за советом и обсуждала с ними мою роль. Мне не хотелось ориентироваться только на теоретические материалы, мне было важно послушать про личный опыт обычных людей, чтобы лучше понять, как люди с таким опытом себя чувствуют. Одна из моих старых друзей — темнокожая трансгендерная девушка. Я спрашивала про её опыт взросления, про какого ей было ощущать себя отличной от того, что в нашем консервативном обществе принято считать «нормой». К сожалению, у меня не было возможности поговорить с достаточным количеством трансактивистов, но я надеюсь, что теперь, я смогу чаще взаимодействовать с ними, помогать, учиться новому и использовать мою платформу, которая у меня появилась, для трансляции важных идей.

Прессе дали доступ только к первым четырем сериям, поэтому мы не знаем, чем закончатся приключения ваших героев. А вы можете рассказать, какой путь вы сами прошли вместе с ними и друг с другом в процессе съёмок?

Джордан: Мне этот проект тоже дал возможность лучше прислушаться к себе и исследовать свою идентичность. Роль Кейтлин серьезно повлияла на мои отношения с собой.

Джек: Работать на персонажем Фрейзера было крайне полезно для меня. Я увидел те грани в себе, которые раньше не замечал или которые просто мне были недоступны. И если в начале проекта я задавал вопросы как бы моему персонажу Фрейзеру, то под конец проекта я уже задавал те же вопросы именно себе и искал ответы на них внутри себя. Этот опыт дал мне возможность вспомнить, что любая конформность нас ограничивает, запирает, создает барьеры на нашем пути в поиске самих себя настоящих. И сам путь, процесс, трансформация внутренний диалог гораздо важнее финала, как в жизни, так и в этом сериале и в судьбе наших персонажей.

СМОТРИТЕ СЕРИАЛ «МЫ ТЕ, КТО МЫ ЕСТЬ» НА MORE.TV