В 23 года Влад Зорин открыл свою первую персональную выставку. В проекте «Hare» Влад говорит о толерантности, важности принимать всех людей такими, какие они есть, о том, что надо быть открытым миру. Главным героем стал его парень, одетый только в белые трусы и маску зайца. Обнаженное тело — символ хрупкости и беззащитности героя, а под маской он пытается спрятаться от недоброжелательных взглядов.

Часть проекта уже была показана в галерее Osnova, а также на аукционе Boys! Boys! Boys!, где работы Влада соседствовали с такими титанами гомофотографии, как Мэтт Ламберт, Слава Могутин и Флориан Герц.

Александр Бланарь, куратор и директор по коммуникациям аукционного дома Phillips, поговорил с Владом о его первой выставке, которая идет в пространстве Cube.Moscow до 30 июня.

Как появился проект «Hare» и почему именно заяц стал главным героем?

Многие важные и решающие вещи в моей жизни происходят случайно и спонтанно. Так и проект «Hare» родился благодаря обстоятельствам. Мы с моим парнем, который как раз является главным героем проекта, отдыхали в Барселоне. Увидели у пляжа палатку с масками и купили маску зайца, потому что что-то внутри подсказало мне, что она мне нужна.

А уже возле дома, где мы остановились, росла безумно красивая пальма, к которой был привязан стул. У меня в голове сразу появился кадр, но я еще три дня ходил вокруг этой пальмы, наблюдал за светом, думал, в какой позе надо будет сидеть герою. И перед отъездом мы сделали этот снимок за 30 секунд, я сделал три кадра. Мой парень стеснялся, люди вокруг свистели, прямо в центре города под пальмой сидит голый парень в белых трусах и маске зайца…

И я начал думать, почему люди были недовольны увиденным, почему сигналили, свистели. Они увидели что-то необычное, что-то не включенное в привычную систему. И я решил, что надо сделать проект о «зайцах». О толерантности и принятии всех, непохожих друг на друга людей.

Я 2,5 года снимал проект в разных уголках планеты, собирал его по кусочкам, как паззл. Собирал образы, а потом старался воплотить их в реальности.

Как ты понял, что проект завершен? Ты сказал то, что хотел своим проектом?

Последним кадром стал заяц в бассейне с кока-колой. Когда я его сделал, то понял – вот оно, все. Я показал, что «заяц» старается быть таким же, как и все остальные, он ходит за продуктами, в спортзал, плавает в бассейне и пьет газировку. Он пытается приспособиться к миру, ему хочется чтобы его приняли, но мир не готов его принять. И мне очень хочется, чтобы мы стали более чуткими друг к другу, видели наши различия и принимали их. Если человек видит, чувствует или думает по-другому, это не значит, что его надо исключать из общества!

Сейчас ты принимаешь чужое мнение и других людей, а раньше странно смотрел на «таких вот зайцев» или нет?

Для меня не существует правильного или неправильного мнения, неважно исходит оно от знакомого или от близкого мне человека. Мне всегда казалось, что единого мнения не существует – мы все уникальные, разные, мы мыслим по-разному. И я стараюсь видеть все стороны, прислушиваться к любому. Это долгая и большая работа над собой. Но мне очень хочется, чтобы мы все хотя бы постарались ее проделать.

Как ты попал на аукцион Paddle8 Boys! Boys! Boys!? Это стало важной ступенькой в карьере?

Я написал в инстаграм куратору аукционов Boys! Boys! Boys!, чтобы он просто посмотрел мои работы и сказал свое мнение. Мне было безумно интересно, ведь я только начинал свой путь. Он попросил прислать мои работы на почту и сразу же предложить участвовать в аукционе. Этот день я запомнил на всю жизнь, ведь именно тогда я почувствовал, что то, что я делаю, кому-то нравится, нужно, у меня появилась обратная связь.

 Для меня важно, что мой первый проект сразу оказался на международной онлайн-платформе аукционов, что его увидел и отобрал международный куратор, о нас написал итальянский Vogue, но самое важное – что благодаря этому аукциону – мои работы увидели по всему миру.

Как не скатиться в фотографии с голыми телами в пошлость? Видишь ли ты эту грань и как ее соблюдаешь?

Это очень тонкая грань, но даже в пошлости можно найти свою эстетику. Тут все дело вкуса. Я не знаю, кто создал эту грань и правила, кто определяет, что красиво, а что нет. Я просто делаю то, что нравится мне и что вызывает во мне положительные эмоции.

Следишь ли ты за другими фотографами, которые работает в такой же стилистике?

Я общаюсь с Gerardo Vizmanos, меня поражает, как он работает с телом в кадре, какую создает форму. Настоящий талант.

Особенно мне близка эстетика Хельмута Ньютона, он для меня настоящий гений. Его полароиды! Как виден характер на фотографиях. Мне нравится, когда в фотографиях есть недосказанность и место для фантазии.

Есть ли у тебя уже понимание, какой твой дальнейший путь?

Для меня даже не настолько важно тело, как природа. Природа – лучшее произведение искусства, в ней есть сразу все, о чем ты только можешь подумать. Я недавно ездил к родителям на Урал, много проводил времени в лесу, смотрел на небо, как оно движется, какие формы принимают облака, тени, фиксировал на камеру. Возможно, скоро родится новый проект…

«Открытые» — некоммерческий проект. Мы все работаем безвозмездно и вкладываем в ресурс свои деньги. Будем рады вашей поддержке. Перечислить любую комфортную для вас сумму можно здесь.