Сооснователь креативной студии «История будущего» Карен Шаинян запустил ютьюб-шоу о знаменитых ЛГБТ-людях. Гостем первого выпуска стал писатель и лауреат Пулитцеровской премии Майкл Каннингем. Новые серии будут выходить раз в неделю и расскажут о музыкантах, олимпийских спортсменах, дизайнерах и других людях, которые окружают нашу жизнь.

Специально для «Открытых» Карен рассказал об истоках проекта и затизерил несколько героев будущих выпусков. Беседовал правозащитник и основатель движения «Психология за права человека» Кир Федоров.

Как оцениваешь успехи первого выпуска?
Просмотров сильно меньше, чем я ожидал. Я хотел, чтобы к концу первого дня у меня был миллион просмотров.

То есть пока результат не удовлетворил?
Мои амбиции простираются сильно дальше, чем позволяет реальность. Но я надеюсь, что с каждым днем этот разрыв будет уменьшаться.

Расскажи, пожалуйста, как тебе пришла идея этого проекта? 
В конце прошлой весны я понял, что главная проблема [многих ЛГБТ-людей] — это не столько внешняя, сколько внутренняя гомофобия. Многие не хотят принимать себя, многие очень зло и цинично относятся к камин-аутам других. Людям трудно… Нет культуры открытости. И я стал думать, что можно придумать такого, чтобы людям было интересно и легко жить открытой жизнью. У меня есть такая непопулярная теория: открытость — это не борьба и не подвиг. Открытость — это радость и веселье. Поэтому мне захотелось сделать какой-то проект, который бы сообщал с одной стороны людям, что быть открытым — это клево.

С другой стороны, я понимал, что если я буду делать проект просто с геями, такими как ты или я, то это никому не будет интересно. Это будет очередной нишевый ЛГБТ-проект. Мои амбиции, в том числе про миллион просмотров, подразумевают, что это проект для очень широкой аудитории.

Вторая моя большая идея была в том, чтобы привлекать героев, которые будут интересны сами по себе, а не потому что они ЛГБТ. Они интересны потому, что делают какие-то великие вещи. Фанаты с одной стороны будут открывать для себя какую-то новую сторону своих любимых писателей, музыкантов и спортсменов, а а у обывателей будет меньше предубеждений о том, как живут геи.

Похоже, что ты хотел показать представителям российского ЛГБТ-сообщества определенные ролевые модели, касающиеся открытости и принятия себя?
Ролевые модели… Это не то слово, которое мне приходило в голову, но да. Но у меня будут не только западные, но и русскоязычные герои.

Тоже известные люди, относящиеся к ЛГБТ-сообществу?
Да. Есть известная идея: «Прежде, чем сформировать реальность, ее нужно представить». И чтобы эту реальность легче было представить, я делаю этот проект.

Я уже видел комментарии о том, что в Америке легко быть открытым и радоваться всему этому разнообразию и принимать себя, но мы то живем совершенно в других реалиях. Чтобы ты ответил на это?
Как раз Майкл Каннингем открылся тридцать лет назад, когда за это запросто могли убить даже в Нью-Йорке. Трава всегда зеленее «там», но мой опыт подсказывает, что быть открытым в России тоже довольно несложно, если не очень сильно этого бояться. Чем больше ты боишься, тем тебе тяжелее.

Я видел, что на твоем канале стоит значок «18+». Как думаешь, это отсеет часть аудитории, на которую рассчитан проект?
Это очень сильно повлияет, но я ничего не могу с этим сделать, потому что я законопослушный человек. Отдельная цель моего проекта — это движение в стороны отмены этого бессмысленного и антиконституционного закона [о «гей-пропаганде»]. Но пока он существует, я соблюдаю все эти правила.

А герои твоих интервью будут показывать всё разнообразие ЛГБТ-сообщества? Или это будут интервью только с геями?
Будут и женщины, и трансгендерные люди, и все остальные.

Расскажи, пожалуйста, как западные знаменитости откликаются на твои предложения об интервью?
Очень тяжело. Я много претерпел разных сложных проблем на пути к конкретным героям. Чтобы снять восемь эпизодов мне пришлось отправить сотню запросов. Огромную часть рабочего времени занимает именно продюсирование, потому что мне нужны «большие люди», которых очень тяжело достать. Каннингем был одним из самых любезных и инициативный: он сразу согласился на интервью и через месяц мы все записали. А вот с Билли Портером, интервью с которым скоро выходит, было непросто. Мы три месяца переписывались с его пиар-службой.

Как думаешь это каким-то образом связано с тем, что ты журналист из России?
Конечно. Кто-то наверняка думает: «Дикая страна, где-то на севере, за стеной. Ну понятно все…» Конечно, было бы проще, чем если бы я писал из Швеции. Но в Швеции такое шоу не нужно, потому что там нет разницы, кого позвать на центральный телеканал — гея или не гея.

А с какой периодичностью ты планируешь выкладывать новые видео?
Раз в неделю, ближайшие три месяца.

Имена гостей ближайших выпусков ты, наверное, мне не назовешь…
В следующем выпуске будет актер Один Байрон. Он русскоязычный, хоть и американец. Работает в Москве. Все его знают по сериалу «Интерны». Потом будет Билли Портер. Больше я не расскажу.

Что для тебя будет той точкой, когда ты поймешь, что проект состоялся?
Миллион подписчиков. Несколько миллионов просмотров каждой серии. И отмена закона о пропаганде, конечно…

… и легализация однополых браков в России.
Да-да. Когда ко мне будут стекаться запросы об интервью от разных больших звезд, членов правительства, крутых бизнесменов, которые хотят сделать камин-аут. Вот тогда я буду считать, что мы сделали то, что было задумано. (Улыбается).