Квир-группа из Санкт-Петербурга SADO OPERA — это Полковник, таинственная блондинка Катя в солнечных очках, барабанщик Ики и басист Лики. Десять лет назад они дали свой первый концерт в Питере, перед которым их чуть не арестовали. Сейчас SADO OPERA — резиденты известного берлинского клуба Wilde Renate в Берлине, а в 2016 году американский телеведущий Конан О’Брайен назвал их символом Берлина. Не удивительно — они открытые, сексуальные и громкие. Поговорили с Катей и Полковником о том, что для них значит быть квир-группой и почему музыка так важна в тяжелые времена.

Записала Даша Кушнир
Фотографировала Tina Dubrovsky

Первый концерт SADO OPERA прошел в Берлине, куда вы переехали из Питера. А чем вы занимались до переезда? Почему решили создать группу?

Первый большой концерт мы дали как раз в Петербурге, в уже не существующем клубе «Стереобар». Прямо перед входом в клуб на нас набросились полицейские – видимо, им не понравился наш мэйкап. Или, наоборот, понравился, и они напугались вспыхнувших чувств. Нам повыкручивали руки и поволокли нас в машину с клеткой. Директору клуба, который вышел на крики и шум, пришлось договариваться, чтобы от нас отстали. Спасибо ему за это, и за то, что не побоялся организовать наш концерт. Это было ровно 10 лет назад, так что вот наш 10 years challenge.

Почему мы решили создать группу? Мы просто решили делать ту вечеринку, которой нам не хватало в Петербурге, и объединить единомышленников. Дать знать таким же как мы, что они не одни.

Песня «We Are Stray» — образцовый гимн любви, свободы, танцев и всего хорошего

Вы называете себя квир-группой. Так было с самого начала? Что для вас значит квир?

Когда Полковник был маленьким, он написал сочинение про орешек, который вырос вместе с другими орешками на дереве, но отличался от них. По удивительному стечению обстоятельств это сочинение называлось так же, как и первый в истории фильм полностью посвященный гомосексуальности – «Не такой как все», снятый в Берлине в 1919-м году. Это уже 100 years challenge: сегодня вопросы фильма всё еще актуальны.

Сначала мы называли себя панк-группой. Выходили на сцену с гитарами в чулках и миниюбках и издевались над гомофобией, ксенофобией, мизогинией и мачизмом. Можно сказать, что это был наш русский квиркор. А вообще в современном мире панк – это и есть квир.

Быть квир-группой – это активизм? За время жизни в Берлине вы не потеряли связь с российским ЛГБТК-сообществом?

Главная тема наших песен и шоу – это идеи главенства любви и красоты людей во всем их разнообразии. Мы считаем, что границы между странами и разделение ими людей потеряли свою актуальность. Мы искренне верим, что людям стоит помнить о едином человечестве, и о связи между всеми. Поэтому мы при любом удобном случае пытаемся привлечь внимание к проблемам нашего комьюнити в любой стране.

Мы хорошо знаем, что происходит в России, у нас там много подруг, друзей, сестёр и братьев. Мы говорим об этом в интервью разным западным СМИ. Также мы делаем и принимаем участие в благотворительных вечеринках для помощи LGBTQ+ комьюнити в других странах.

Например, недавно в Амстердаме, в легендарном клубе Paradiso в здании старинной церкви (в нём когда-то играли Sex Pistols, Prince, Talking Heads, David Bowie, Madonna и куча других) проходила большая благотворительная квир-вечеринка в поддержку организации Aids Fonds. А этим летом в Лондоне мы участвовали в ивенте Expression Uncensored от Index On Censorship – вместе с квир-рэппером MNEK и британской клубной дивой Princess Julia обсуждали вопросы цензуры, с которой приходится сталкиваться квир-артистам в музыкальной индустрии. Поделились своими историями и историями наших друзей. А в 2017 году, когда впервые стало широко известно о событиях в Чечне, мы и наши коллеги в Берлине собрались вместе, чтобы сделать благотворительную вечеринку и собрать средства для «Российской ЛГБТ-сети». Ради этой цели объединились многие промоутеры берлинских квир-вечеринок и артисты, которые обычно немного конкурируют между собой.

Катя

Секс и кинк-позитив SADO OPERA – это артистический прием или что-то большее? Что самое шокирующее для аудитории вы делали на сцене?

Мы абсолютно искренни: то, что мы делаем на сцене и о чём поём в песнях – отражение нашей реальной жизни. Сексуальная энергия и свобода сексуальности для нас очень важны. Часто то, что шокирует людей в одной культуре, кажется абсолютной нормой в другой. Поэтому сложно сказать, что было самым шокирующим. Если вас шокируют лепестки роз, капли пота, или, например, человеческий анус, некоторые наши выступления могут вас смутить.

Вокруг SADO OPERA есть целое комьюнити. Кто туда входит и что вас объединяет?

Обычно у нас на сцене 4-5 человек. Есть и другие люди, которые не выступают, но мы всё равно считаем их полноценными членами группы, а иногда – любовниками. Среди них есть стилистка, которая выбирает нам костюмы, коллеги, другие артисты, и те, кто помогает нам в туре. Некоторые из них очень далеки от шоу-бизнеса. Нас окружает всё больше таких, уже родных, людей. Чем больше мы путешествуем с выступлениями, тем больше мы встречаем сестёр и братьев по всему миру. Это наша SADO-семья.

Сейчас вы редко выступаете в России. Почему? Какие российские
группы вам нравятся?

В прошлом году мы выступали вместе с русскими музыкантами Wet Red, Kate NV, ГШ, Kirill Richter и Jack Wood в шоукейсе агентства RUSH Music на фестивалях в Гамбурге и Брайтоне. Еще нам очень нравятся Simple Symmetry и Omma/Playtronika.

Мы иногда выступаем в России. Когда наши свободные даты совпадают с предложением из Москвы, Петербурга, или, например, не так давно, Краснодара, то мы летим туда поддержать тех, кто не может съездить к нам.

И, конечно, мы стараемся сами создать возможности для русских артистов приехать к нам в Берлин: делаем свои вечеринки в Wilde Renate и секс-клубе Ficken3000 и они у нас играют. Прошлым летом мы помогли московской вечеринке Popoff Kitchen с их дебютом в Берлине. А в эту новогоднюю ночь у нас играли Лёля Нордик и Кирилл Шаповалов из Петербурга. Так что если сейчас это читают российские квир-артисты, которые хотели бы выступить в Берлине – пишите нам скорее!

Полковник

Американский телеведущий Конан О’Брайен назвал SADO OPERA символом Берлина. Вы с этим согласны?

Конан О’Брайен – один из самых знаменитых во мире людей, с которым нам посчастливилось выступить на сцене, и мы попали в его телепередачу. Но для нас важно, что он еще и очень добрый человек. Мы подошли для его передачи, потому что экстравагантны, проповедуем любовь и резиденты одного из самых культовых клубов Берлина – Wilde Renate.

Мы удивили его своей сексуальностью, а он нас тем, что вышел к нам на сцену с таким же чёрно-белым как у нас гримом. Ну, правда, не таким красивым как у нас. Пока Конан с Полковником перед полным залом и этими гигантскими американскими телекамерами вместе пели нашу песню «Kissing The Gay Guy», они успели очень-очень сблизиться.

Конан уходит в отрыв

В России ситуация вокруг квир-сообщества просто страшная – в Чечне продолжают пытать и убивать гомосексуалов и лесбиянок. Как музыка может повлиять на это и что-то изменить для ЛГБТК+ в России?

Где бы ни происходили пытки и убийства людей, единственная надежда это остановить – привлечь внимание как можно большего числа людей. Чем больше все мы будем говорить об этом, петь об этом, писать, кричать и даже плакать, чем больше окружающих нас людей будут понимать ужас и опасность нарушения прав, тем больше агрессорам придётся с этим считаться.

Но чтобы скорее помочь хотя бы части тех, кто в опасности в России, мы предлагаем всем, кто имеют возможность пожертвовать деньги для «Российской ЛГБТ-сети». Сделайте это, пожалуйста.

Мы говорим об этом в каждом своем интервью и очень благодарны, что такие крупные издания, как например, британские BBC Music, Gay Times, Pink News или немецкий Tagesspiegel дали нам возможность привлечь внимание к деятельности этой организации. Во время наших концертов мы тоже часто объявляем об этом прямо со сцены.

Ведь многие здесь в Европе наслышаны о происходящем там в России, очень встревожены и желают помочь, но отчего-то крайне мало информированы о таких возможностях. А сделать пожертвование (любые даже самые маленькие суммы важны) очень просто на сайте.

Как может помочь музыка? Музыка может объединять совершенно разных людей. Если люди смогут танцевать все вместе, то и жить все вместе научатся.

Слушайте SADO OPERA в iTunes, смотрите в YouTube и лайкате в Instagram.

«Открытые» — некоммерческий проект. Мы все работаем безвозмездно и вкладываем в ресурс свои деньги. Будем рады вашей поддержке. Перечислить любую комфортную для вас сумму можно здесь.