3-го ноября в «Плутоне» пройдет квир-рейв Popoff Kitchen XXL. Молодая промоутерская группа два года делает техно-гей-вечеринки в клубе Squat ¾ и подвальном «Диссиденте», а теперь везет берлинскую группировку Herrensauna. «Открытые» поговорили с основателями вечеринки о том, как все начиналось, статусе местного «Бергхайна» и кризисе гей-клубов в Москве.

Расскажите, кто вы такие и чем занимаетесь.

Никита Егоров-Кириллов: Я креативный директор в агентстве. В обычной жизни я занимаюсь организацией мероприятий для различных брендов, букингом музыкантов и всем в этом ключе.

Сергей Нестеренко: Я учился в РГГУ и «Британке». Сейчас работаю как промоутер, делаю пространственные инсталляции и занимаюсь диджитал-графикой.

С чего начались вечеринки?

Никита: Пять лет назад я впервые съездил в Берлин. Сходил в «Бергхайн» и на CockTail d’Amore, и реально охуел от того, что увидел. Это был микс из свободы, сексуальности и классной техно-музыки. Я был в шоке, потому что ничего подобного в Москве не происходило. Вообще в Москве я и мое окружение чувствовали себя в некой изоляции, аутсайдерами. Приходя в любой из гей-клубов Москвы, я не ощущал, что это моя история. Музыка, атмосфера, люди, — для меня все было чуждо. Мои друзья тоже крайне редко куда-то выбирались. У нас было отчаяние: мы могли пойти в какие-то гей-места, но не было ощущения, что они «наши».

В 2016 году я наткнулся на статью Resident Advisor (журнал об электронной музыке. — Прим. ред.) о том, как гей-культура в очередной раз меняет техно-сцену. Там было интервью с десятью диджеями, и оказалось, что большая часть из них — мои друзья. Я такой: «Вау! Нифига себе, это уже реально серьезная история». Я почувствовал, что у меня есть силы сделать гей-вечеринку в Москве, но в мою затею мало кто верил. Даже друзья считали что в Москве нет такой открытой публики и что моя затея обречена. Но я был убежден, что публика есть и решил делать вечеринку сам.

Первая вечеринка прошла 27 января 2017 года в «Сквоте». Народа было немного — человек 40-50, но уже в тот момент мы создали какую-то другую, нехарактерную для Москвы свободную атмосферу. И это придало силы продолжать делать Popoff Kitchen дальше, хотя сейчас я бы сказал, что вечеринка была провальной.

Сергей: С переездом в «Дисидент» связан наш прочный успех. «Сквот» — очень красивое место, но, к сожалению не совсем подходит для танцев. Люди ходят по кругу, «размазываются» по пространству, нет единения толпы. Первая же вечеринка в «Дисе» создала ощущение сообщества, клуба, была огромная толпа народу, и даже не хватало вешалок в гардеробе. Мы были абсолютно счастливы.

Никита: После этой вечеринки в ивенте кто-то написал: «О Господи, не верим. Как будто маленький московский «Бергхайн». Это было наше место — подвальное, жаркое, темное, сексуальное. Все, как мы хотели.

Почему такое название? Причем тут кухня?

Никита: Мы сидели у меня на кухне с друзьями и я говорю: «Ребят, так странно. Мы люди своего времени, продвинутые, много путешествуем, и при этом мы все — кухонные геи. Мы ведем себя, как мы хотим себя вести, разговариваем на темы, которые нам интересны, — только на кухне. Это наше маленькое safe place. В остальном нам приходится приспосабливаться». Оттуда пошло название Kitchen, а Popoff — фамилия, которая звучит хорошо на русском и английском. Более того, описание каждой нашей вечеринки — это меню, где диджеи представлены как повара, а их сэты —блюда. Это дало возможность создать абсолютно новую вселенную, подчиняющуюся только нашим правилам.

Сергей: Да, презентация вечеринок в этой эстетике работает как фильтр, если человек не понимает истинного смысла и юмора, то скорее всего это не наш гость и ему будет некомфортно на «кухне».

Сколько человек делают вечеринку?

Никита: Все началось с двух человек: меня и моего друга Артема Цветаева (нашего бессменного фейсера или door bitch). На первой же вечеринке мы познакомились с Сережей, максимально быстро подружились, и где-то через пол года я предложил ему стать частью Popoff Kitchen.

Сергей: Сейчас нас 9 человек. Помимо меня, Никиты и Артема, есть два основных промоутера — Андрей Твердый и Максим Луди, вместе мы приглашаем гостей и пиарим вечеринку. Есть Кирилл Александров — молодой талантливый видеограф, он делает для нас видео-афиши и контент, который мы транслируем в клубе. Но главное — это музыка, наши резиденты Кирилл Шаповалов, Коля Риш и Даня Нолан. Мы сами обожаем, как они играют, и именно они создают ту атмосферу, за которой люди приходят к нам.

Не было ли страшно делать гей-вечеринку?

Никита: Нет, ну конечно было страшновато. Одно дело, когда у тебя есть гей-клуб: есть крыша и какие-то подвязки. У меня ничего этого не было. Только желание что-то делать. Я понимал, что эта вечеринка — риск, но на этот риск я готов был пойти.

Сергей: С какими-то видимыми проблемами мы не сталкивались. Напротив, меня удивляет сильная поддержка локального гей коммьюнити и иностранных команд, с которыми мы сотрудничаем. Они горят сделать что-то вместе в России.

Заявляется, что Popoff Kitchen — вечеринки, где чествуется сексуальная свобода. Как это выглядит на деле?

Никита: У нас можно как минимум беспрепятственно раздеться, максимума нет — все зависит от вас, а мы создаем для этого все условия. Для нас важно в первую очередь создать ощущения safe place для гостей: никто тебя не сфоткает, ты можешь делать все что угодно, и ты знаешь что это не уйдет куда-то в сеть.

Сергей: Наша изюминка — дымный зал, где жарко и практически ничего не видно. Мы создавали эту атмосферу, чтобы максимально раскрепостить людей. Но больше всего раскрепощает качественная электронная музыка – главная составляющая Попофф. Этим мы отличаемся от всех остальных гей-движух в Москве и в России.

Никита: Одно время мы даже заклеивали посетителям камеры на телефонах. Сейчас мы даем возможность фоткать себя, но при этом в дымном зале у нас висит табличка «Фотографировать нельзя». Мы выводим людей, если они что-то снимают. Ты либо часть нашей вечеринки, либо ты просто наблюдатель. Наблюдатели нам не нужны.

Расскажите о музыкантах, которых вы приглашаете играть.

Никита: Из иностранных у нас выступают диджеи из Cocktail d`Amore (Берлин), Bizarre Love Triangle (Париж), Cafe Polari (Стокгольм), Kok Schok (Тель-Авива). Все музыканты — наши друзья. В следующему году у нас будет упор на зарубежные шоукейсы. То есть мы будем привозить в Москву не одного диджея, а целую команду.

Сергей: Я, например, всегда мечтал привезти в Москву Herrensauna (берлинская вечеринка, где воспевают голые тела и пот. — Прим. ред.), и когда я вступал в Popoff Kitchen, мне это казалось далеким и невозможным. И вот 3 ноября они в Плутоне на Popoff Kitchen XXL… Dreams come true!

Иностранные диджеи не боятся приезжать в Россию?

Никита: Нет, но если кто-то сомневается, я говорю: «Ребята, не приехав в Москву, вы сделаете плохо только гей коммьюнити, всем остальным будет пофиг. Вы должны приехать, чтобы поддержать нас и помочь изменить ситуацию». Мы не можем что-то менять в одиночку, это невозможно. Все диджеи, которые у нас были потом рассказывают друзьям, как в Москве ахуительно: «Если будете ехать, там есть Никита и Popoff Kitchen — это наша семья».

Вы много говорите про Берлин. А сами в какие клубы ходите в поездке?

Никита: «Бергхайн» — априори лучший клуб Берлина, а возможно и мира. Так же я люблю вечеринку CockTail d’Amore, которая проходит каждые первые выходные месяца в клубе Griessmühle на берегу реки.

Сергей: Я обожаю воскресенья в Panorama Bar. По эстетике мой фаворит Herrensauna. Это вечеринка, которая воскресила в свое время знаковый для Берлина клуб Tresor. Идеологов, создателей и резидентов CEM и MCMLXXXV мы привозим 3 ноября.
Никита: Еще нужно сказать о Pornceptual. Это в прямом смысле сексуальная вечеринка. Pornceptual исследуют грань между порнографией и артом. Они уделяют большое внимание визуальной части пати, делают регулярные фотосъемки и сайт у них охуенный. Также у них есть фишка — отдельная комната на вечеринке, сделанная в тематики пати, куда каждый может зайти и принять участие в откровенной фотосессии. Шоукейс Pornceptual приедет к нам в декабре.

Кстати, в июне вы делали выездную вечеринку в Берлине. Как она прошла?

Никита: Это было невероятное путешествие. Мы поехали сначала на «Арму», а через несколько дней устроили шоукейс Popoff Kitchen в Ficken 3000 — одном из старейших гей-секс-клубов Берлина. Как промоутерам для нас это был серьезное испытание, тк у нас там не было такой публики как в Москве. Но нам помогли ребята из «Фикена», группа Sado Opera и издание Kaltblut.

Сергей: Главное пространство «Фикена» — это темный подземный лабиринт, который занимает 80% клуба. Наверху просто маленький танцпольчик, похожий на прихожую. Все было забито людьми. Много ребят приехало из Москвы, что стало для нас приятным сюрпризом. Наверное, человек 30 завсегдатаев Popoff Kitchen приехало в Берлин, и это было суперкруто. Получилось настоящее Событие.

Никита: В Берлине мы показали другую эстетику. Наш саунд для местных в новинку: он другой и он им понравился. Хотя по берлинским меркам у нас достаточно мягкая музыка: френч-хаус от Кирилла Шаповалова и диско-халяль от Коли Риша.

Кто приходит на Popoff Kitchen? Как выглядит ваш идеальный посетитель?

Никита: Публика разношерстная: от 18 до почти 40 лет. Там есть и твинки, и медвежата, и мальчики на каблуках. Мы открыты и натуралам, и девушкам, но при этом всем — это наше пространство, наши правила и мы всегда следим за правильным соотношением гостей в клубе.

Кого вы развернете на фейс-контроле?

Никита: Точно не пройдут скучающие две девочки и агрессивно настроенные парни. Мы всегда на входе спрашиваем у человека, на какую вечеринку он идет, кто его пригласил и что он будет на ней делать.

Сергей: Наш фейсконтрольщик может супермило отказать: «Чувак, подруга, есть куча других мест, здесь тебе реально не понравится и не будет комфортно». Мне очень хочется, чтобы Popoff Kitchen, как и гей-вечеринки в других странах, стала частью ландшафта ночной жизни Москвы. Это отвязная, классная, сексуальная вечеринка с красивым народом.

Есть мнение, что Popoff Kitchen самая — нестыдная гей-вечеринка в Москве. А что вы думаете о состоянии московских гей-клубов? Места вроде «Моно» еще нужны?

Сергей: У всех гей клубов в Москве есть своя публика, но наш взгляд совершенно не актуальный на сегодня посыл и эстетика. Воскресные вечеринки в «Пропаганде» в свое время привили московским геям любовь к хаус музыке, мы ребят за это очень уважаем и дружим. По поводу других клубов — нам они не близки.

Никита: У меня крейзи-мечта — объединиться с гей-промо-группами и сделать совместный фестиваль. В Берлине есть фестиваль — Whole, который 2 года назад организовали Pornceptual и еще 3 промо-группы для 500 человек. В этом году фестивалем занималось уже 10 команд и пришло больше 2-х тысяч человек.

Я бы хотел сделать подобное, но на данный момент нет вечеринки, которая бы мне нравилась. Но я уверен, что через год-два появится другая эстетика: чуть-чуть более фетишиская, не важно, просто другая. И я скажу: «Ребята, давайте мы объединимся и сделаем что-то вместе».

Фотографии: i2406 by Alan Dorodnyh, Андрей Ноговицын