До 23 ноября в в новом здании галереи Fragment на территории кластера «Красная стрела» можно увидеть выставку американского художника Пацифико Силано «Как исчезнуть».

Эта первая персональная выставка Пацифико в России. В проекте «Как исчезнуть» художник исследует связи между утратой и вожделением, смертью и желанием. Силано делает коллажи из кусочков эротических гей-журналов времен Стоунволла и эпидемии ВИЧ/СПИДа: совмещает голые тела с пейзажами, бытовыми зарисовками и неодушевленными предметами. По итогу получаются своеобразные молчаливые свидетели беззаботной эпохи, закончившейся быстро и трагично.

Куратор Александр Бланарь расспросил Пацифико о его методах работы, восприятии России и любимых художниках. Интервью подготовлено при помощи Дарьи Сабельниковой.

Как ты знаешь, выставки, поднимающие темы LGBTQ+ сообщества и СПИДа, редко проходят в России. Что чувствуешь по поводу своей персональной выставки в Москве?

Я действительно немало слышал о сложном положении LGBTQ+ сообщества в России, поэтому чувствую еще большую гордость, что галерея «Фрагмент» выбрала мои работы. Это новая возможность показать свое творчество в новых обстоятельствах и немного по-другому взглянуть на свои работы.

Были ли у тебя какие-то сомнения или страхи перед выставкой? Какие были ожидания от российского общества и его реакции?

Изначально у меня были опасения из-за возможной цензуры, ведь одна из моих выставок уже была отменена в Майами в прошлом декабре по этой причине. Зато теперь я знаю, в каком свете может восприниматься мое искусство.

Как ты выбрал проблемы СПИДа и LGBTQ+ сообщества основными темами своих работ?

Мой дядя-гей умер от ВИЧ, когда я был еще ребенком. В нашей семье тогда вели себя так, как будто его никогда и не существовало. Это «стирание» и запустило многие темы в моем творчестве. 

Возможно ли жить полностью свободно и при этом оставаться осмотрительным и ответственным?

Абсолютно да. Благодаря таким препаратам, как Трувада, облако страха рассеялось над представителями LGBTQ+ сообщества. 

Где ты берешь и как выбираешь материалы для работ?

Я закупаюсь у онлайн-дилеров, специализирующихся на винтажных эротических гей-журналах. Я уже довольно давно занимаюсь этим, поэтому знаю, в каких журналах наверняка найду материалы для своих коллажей. И, конечно, немного удачи!

Сложно все же не включать порно-составляющую в свои работы?

У моих родителей был книжный магазин «для взрослых», поэтому к порнографии у меня адекватное отношение – я могу отделить искусство от грязных картинок и выбрать именно те обнаженные образы, которые хочу показать в своих работах.

Как бы ты описал свои работы?

Они визуально абстрактные, но содержат социальные посылы, приглашая зрителей задуматься о неограниченной долговечности фотографии. И, конечно, в них много желания и страсти, учитывая, где я беру материалы для своих работ.

Сегодня проблема СПИДа в России стоит довольно остро. Мы должны громче и чаще говорить на эту тему. Как, по-твоему, можно привлечь внимание людей к этой проблеме?

Сейчас – в эпоху социальных сетей – как никогда легко положить начало какому-либо движению и распространять важные сообщения. 

Получим ли мы когда-нибудь свободный мир для каждого?

Я не знаю. Я довольно циничен, но был бы счастлив ошибаться!

Планируешь ли ты приехать когда-нибудь в Россию? У тебя это вызывает интерес или скорее описание?

Люди из России, которых я встречал, замечательные! Важно понимать, что правительство страны – это не голос всего народа. Я это точно знаю по себе, с нынешним президентом США… Надеюсь, со временем ситуация изменится, и я смогу приехать в вашу страну.

У тебя есть любимые художники, которые также работает с LGBTQ+ темами?

Считаю Рэса выдающимся художником. У Рэса великолепные фотографии импровизированных мемориалов у ночного клуба Пульс в Орландо, Флорида. Очень тонкая подача. 

Леонард Сурьяжайя – еще один из моих любимых художников, о котором, думаю, все должны знать. Его фотографии такие многослойные и неоднозначные. 

Как нам защитить свои жизни? Дашь какой-нибудь совет молодым людям?

Поддержка друг друга в LGBTQ+ сообществе – единственный путь борьбы с притеснениями и насилием.