К началу «месяца гордости» вспоминаем историческое событие, случившееся 22 августа 1998 года — первый в России ЛГБТ-прайд, который не пытались запретить, а участников не забивали ногами. Репортаж Артура Гаспаряна для газеты «Московский комсомолец» (орфография и пунктуация оригинала сохранены. — Прим. ред.).

Почти тридцать лет назад, летом 1969-го, на узких улочках квартала Гринвич Виллидж царило пестрое столпотворение. Несколько сот тысяч человек – почти вся гомосексуальная община Нью-Йорка и сочувствующие граждане вышли на улицы города. Впервые они так открыто и массово требовали от остального общества и государства соблюдения своих прав и свобод, уважения своего выбора, взгляда на жизнь и любовь, протестовали против дискриминации. Пуританская Америка встретила тогда своих «голубков» полицейскими дубинками и слезоточивым газом. Но с того дня, как принято считать, и начало свой отсчет т.н. gay liberation movement, то есть Движение гей-освобождения. Не в пример пресловутой пролетарской революции оно победоносно прокатилось по всему миру, завоевало гражданские и просто человеческие свободы для гей-сообщества в цивилизованных странах и добралось до России.

В полдень 22 августа 1998 года на углу Нового Арбата и Садового кольца было многолюдно. Граждане собирались на праздничное шествие в день Государственного флага России. Торжественное поднятие бесикра (бело-сине-красного стяга) на мосту возадло дань памяти трем молодым москвичам, погибшим на этом месте в 1991 году.

Суетливые чиновники из правительственного оргкомитета раздавали последние инструкции участникам шествия. Однако публику больше занимала разукрашенная всеми мыслимыми цветами автоплатформа, над которой развевались два флага – российский трехцветный и шестицветный, радужный с громадным транспарантом «Свободной России — свободную любовь». Вокруг толпилось около двухсот колоритных персонажей в перьях, коже, карнавальных костюмах, цепях, шарфиках, шляпках, с шариками и флажками в руках. Молодых, красивых, обаятельных и сексуальных. Все это сильно диссонировало с караваном протокольных сереньких тележек, рекрутированных оргкомитетом для праздничного шествия. Эта колонна так и осталась самой многочисленной, неформальной и единственной, чей внешний вид напоминал о празднике на улице. «Вот геи и лесбиянки пришли — заметно волнуясь и потея, сказал член оргкомитета в сером костюме чиновника, — пусть участвуют, а что? Только бы чего не натворили. Все-таки государственный праздник»…

Во время одного из первых заседаний оргкомитета по организации празднования Дня Государственного Флага речь зашла о необходимости «чего-то неформального». Я собственно, как представитель «Звуковой дорожки» «МК» консультировал чиновных люд по поводу рок-концерта на Васильевском спуске. «Пригласите геев и лесбиянок, в Москве их много, люди они веселые и жизнерадостные. Будет вам и неформально, и продвинуто», — внес я свою лепту в дискуссию. У оргкомитетовских госмужей отвисли челюсти. «Про президента и так черт знает что говорят, понимаешь, а тут еще педерасты на улицы выйдут!» — была первая официальная реакция бюрократов. На нет и суда нет.

Однако месяц спустя что-то перемкнуло в их головах. Ночью, за двое суток до 22 августа оргкомитет поднял тревогу: «Где ваши геи с лесбиянками?!» Трудно понять, что вызвало такую смену настроений, но, видимо, наверху решили, что про президента хуже уже ничего не скажешь.

…Штабом надвигающегося гей-шествия стал крупнейший микс-клуб Москвы «Хамелеон». Проворность, собранность и ретивость гей-активистов вызвали у чиновников правительственного оргкомитета завистливое изумление. К тому же участники гей-колонны не попросили у государства ни копейки для организации шествия. Сами потратились Представитель оргкомитета некий г-н Мирошник потом хитро подруливал к хозяину «Хамелеона» Александру Могучему — мол, дайте нам бюджет, а мы вам еще праздник на Воробьевых горах организуем, как в Амстердаме. «Спасибо, спасибо», — отбивался хозяин, — если бюджет будет, мы и сами все организуем…»

Прохожие с удовольствием и удивлением пялились на диковинную колонну. Древняя бабулька на Арбате подошла к размахивающим геевскимим флагами юношам: «Сынок, флажок-то какой красивый. Дай — я внучку подарю…» Группа солидных иностранных бизнесменов у «Метрополя» с квадратными глазами смотрела на гей-платформу. Все еще не веря увиденному, фирмачи вежливо поинтересовались у участников: «А вы знаете, что означает этот флаг?» На Западе Россию до сих пор считают лапотной…

С весельем, танцами и песнями гей-колонна в составе митингующих и в сопровождении военного оркестра вступила на Васильевский спуск и провела, на радость публике, импровизированный концерт. Транс-звезда «Хамелеона» Кира Соланж, сидя на громадном аккордеоне, чуть не рыдала : «Боже, я всю жизнь мечтала выступить на Красной площади». Автографов Кира раздала в этот день поболе, чем иная поп-звезда…

Публичный дебют гей-сообщества в Москве не сопровождался былым драматизмом первой открытой демонстрации их собратьев и сестер в нью-йоркскои Гринвич Виллидж тридцать лет назад. Но для их упорной борьбы за свои свободы и права имел, похоже, не меньшее значение. Хотя офонаревшие от катастрофы на фондовых биржах средства массовой информации в отличие от Америки не обратили на это событие почти никакого внимания…

«Открытые» — некоммерческий проект. Мы все работаем безвозмездно и вкладываем в ресурс свои деньги. Будем рады вашей поддержке. Перечислить любую комфортную для вас сумму можно здесь.