2 февраля у Манижи пройдет большой сольный концерт в Crocus City Hall. За несколько дней до него она согласилась встретиться с Анной Филипповой, несмотря на плотный график репетиций и съемок.

Мы договорились встретиться в кафе Saluto в Костомаровском переулке. Вокруг находится много репетиционных и звукозаписывающих студий, поэтому обедают тут в основном музыканты. Они одержимо обсуждают работу и почти не замечают, что происходит вокруг. Saluto бережно сохранил милый сердцу «лоск» двухтысячных: потертая мебель, немного китча, телевизоры с включенным каналом «Жара», где после Билли Айлиш поют Artik & Asti. Мы начинаем с конвенционального small talk, в ходе которого Манижа вдруг вспоминает, что очень не любит, когда ее называют певицей. Певица — это та, которая только поет, — когда-то то же самое говорила Земфира.

Манижа сама пишет и продюсирует музыку. Она принципиально не подписывает контрактов с лейблами, не нанимает штат пиарщиков и эсэмэмщиков. Ей принадлежат все идеи клипов, последний из которых — «Недославянка». Это видео, кажется, оммаж всему сразу: трешовым комедиям, фильмам Гая Ричи, гэгам про монобровь, гэнг-мувиз, китайскому уся, но главное — лаконичное и чувственное высказывание о том, что, предав собственную идентичность, мы добровольно и безвозвратно уничтожаем себя.

«НА ЗЕМЛЕ РОДНОЙ Я УЖЕ ЧУЖОЙ, А НА ЗЕМЛЕ ЧУЖОЙ ЕЩЕ НЕ РОДНОЙ»

«НЕДОСЛАВЯНКА»

— Понимаю, что вам много раз задавали этот вопрос, но все-таки еще раз спрошу. Каково это, жить со split identity («разделенная идентичность», состояние внутреннего конфликта из-за принадлежности к двум или более культурам — прим. ред)?

— Это нельзя скрыть, подавить в себе. Нельзя проснуться и сказать «Окей, сегодня я поговорю о своей национальности». Ты чаще всего отрицаешь это, но рано или поздно приходишь к тому, что говорили родители, наши предки, как они жили. Где бы ты ни находился, это просыпается в тебе. Я все равно чувствую свою принадлежность не к одной, а к нескольким национальностям. 

Последние три года я ощущала это очень остро, но не в негативном ключе. Наоборот, я счастлива, что у меня изменилось окружение и люди, которые сейчас находятся вокруг меня, понимают эту часть моей личности, мои предпочтения в музыке, в одежде, еде. Ну, то есть… я, например, ем исключительно кавказскую, среднеазиатскую кухню. 

— А можно я превращусь в Макаревича и спрошу, какое у вас любимое блюдо?

— Хинкали.

— Ну это грузинское. А таджикское что-нибудь?

— Курутоб! Это слоеная лепешка (она называется фатир — прим. ред.), которая заливается жареным луком, специальным соусом из чакки (кисломолочный продукт), туда нарезаются помидоры, огурцы, все это пропитывается. Ты берешь эту лепешку руками, масло стекает, очень вкусно.

— Прекрасно. 

Мы обе на секунду замолкаем, представляя удовольствие от подобной еды.

— Вы, получается, знаете английский, русский, фарси и таджикский?

— Да. Фактически классический таджикский это и есть фарси. Мне нравится, когда едешь на гастроли в Питер на «Сапсане» и слышишь иранскую речь. Или в аэропорту в Лондоне, если потерялась, спрашиваешь у них дорогу [на фарси].

С афганцами мы тоже друга друга понимаем, это одна группа языков. Недавно я встречалась с афганскими женщинами в рамках «16 дней против насилия», и в конце нашей дискуссии мы уже перешли на пушту («16 дней против насилия» — глобальная кампания ООН, направленная на борьбу с насилием против женщин. Манижа является автором приложения Silsila для пострадавших от насилия — Прим. ред).

«В РОССИИ СЕЙЧАС ПРОИСХОДИТ ТИХАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. ОНА ПРОИСХОДИТ, НО МЫ ЕЕ НЕ ОЧЕНЬ ВИДИМ» 

— Давайте вернемся к событиям июня 2019 года. Вы приняли участие в создании ролика в честь 50-летия Стоунволлских бунтов, которое проходило под эгидой «Открытых». После этого на вас вылился огромный поток агрессии, в том числе от троллей, набежавших в комменты.

Ну во-первых я хочу сказать, что мне очень нравится то, что вы делаете. Меня так радует, что в моей стране, в России (добродушно смеется), есть такое издание. Мне так нравится, кстати, название — «Открытые»!

Так вот: я совершенно искренне поддержала эту совместную работу с Арсением Джабиевым. Это был просто честный разговор на камеру, который занял у меня буквально 15 минут. Мне бы даже хотелось, чтобы мы побольше пообщались. Могу сказать честно: то, что мы выложили, по идее надо было выложить лет 5 назад. Я слежу за прогрессивным американским, английским обществом, и такого формата видео существуют уже давно. Для меня тут нет никакой провокации. Для меня это просто милое, классное видео. Мне наоборот кажется, что мы можем еще ярче, провокационнее — провокация, правда, плохое слово, — в общем, более открыто говорить на эту тему. 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Я женщина, но не только это определяет меня, как личность. Я таджичка и рождена в мусульманской среде, но не только это определяет меня, как личность. Я ем мясо, ругаюсь матом и совершаю ошибки, но не только это определяет меня, как личность. Я за мир, где сексуальная ориентация, пол, религия и раса - не являются определяющими нас ярлыками. Мы больше, чем это. _____________________________________________________________ Я приняла участие в проекте @ozine.ru, потому что хочу, чтобы мои ЛГБТ друзья могли держать за руку любимого человека без стеснения и страха. ——————————————————————————— Мы разные, но мы все равные. Мы сильнее, как общество, когда мы #открытые. Ведь тогда, мы видим не ярлыки, а людей. ——————————————————————————— DOP @kitachernikov Director @arsenyjabiev MUAH @irenmake Sound @mityakru Producer @allsmirnova

Публикация от MANIZHA (@manizha)

Я была в шоке, что на это так резко отреагировала аудитория. Тут я почувствовала, что, возможно, есть все-таки эта дистанция здесь (в России — прим. ред). Я ни в коем случае не хочу в негативном ключе говорить об этой дистанции, потому что мы это делаем, значит, мы в любом случае на нее влияем. Она становится меньше, меньше, меньше. Я столкнулась с хейтом не только среди своей аудитории и внутри своей душанбинской семьи — мои дальние родственники были шокированы этим постом. Они мне писали, говорили, что я «позорю честь рода». Кто-то даже хотел прекратить со мной общаться, переставал звонить и писать. Сейчас, правда, уже наладились отношения. Я думаю, это нормальная реакция людей, которые сталкиваются с чем-то незнакомым для них. Как дети, которые видят что-то и пугаются. Просто мы научились свой страх прятать за агрессией. Это защитная реакция. 

Со временем это начинает устаканиваться. И помогает этому устаканиться последовательность того, кто об этом говорит. Потому что я, например, не изменила свою позицию. Я сказала «Окей, мое мнение останется здесь, ваше — там. Я не буду пытаться вас переубедить, вы потом поймете это сами». Так и случилось.

— А как вы считаете, квир-культура в России есть?

— Конечно она есть. Пока не в такая яркая как хотелось бы, но есть.

— А кто ее представляет?

— Ну в моем окружении она есть.

— Нет, я про мейнстрим.

— А, ну да, среди медийных личностей пока таких нет. По крайней мере, пока кто-то не начнет об этом говорить. Я просто часто сталкиваюсь с таким враньем, когда человек стоит на сцене и поет о любви к женщине — а я при этом прекрасно знаю, какой он ориентации. Я не осуждаю этого человека, я понимаю, что для него сейчас это бабки, бизнес, и если он произнесет эти заветные слова, то от него отвернется 90% женщин в России, его самая главная аудитория. То есть все, кто включает телевизор, просто сойдут с ума от этой новости. Я понимаю, что это страшно, не каждому дана сила это произнести. Причем это связано не только с бизнесом. Может, нет просто рядом тех близких, которые могли бы поддержать.

В России сейчас происходит тихая революция. Она происходит, но мы ее не очень видим. Мне бы очень хотелось, мои коллеги по цеху были смелее. Хотя когда мы выложили видео, очень много классных ребят поддержало нас. Например, Ира Горбачева сама написала и сказала «Маниж, я прочитала комментарии. Я прошу тебя, пришли мне видео, я очень хочу поддержать, так не может быть».

Мне написала Катя Варнава, которую я обожаю, просто боготворю! Я считаю, что это суперженщина!

— У Кати Варнавы очень классное камео в клипе «Недославянка»!

— Она фантастический человек! Она сама скачала видео и выложила у себя! Написала мне в личку «Не парься, все будет хорошо». И таких людей было очень много. Классных людей, которые открылись для меня с новой стороны.

— Вот мне тоже кажется, что зачастую это внутренняя гомофобия. Кажется, что если сделать что-то такое смелое, это нарвется на агрессию, а на самом деле — не факт.

— Это если объединяться. Понимаешь, мы живем в мире стереотипов. Типа, если ты поддерживаешь ЛГБТ-сообщество, ты относишься к ЛГБТ-сообществу. Мы все время всех разделяем. А не надо разделять. Смысл этого видео как раз и был про равенство. Неважно, какой ты ориентации, какая у тебя позиция по жизни. Главное — это открытая позиция. Что можно не сравнивать себя с кем-то, а принять человека таким, какой он есть. Вот этого и не хватает.

У нас люди боятся это произнести, потому что «не дай бог про меня что-то такое подумают». Ну да, сейчас про меня пол-Душанбе думает, что я другой ориентации. Я не знаю, мне все равно, что они мне пишут. Я не откажусь от своих слов и своей позиции. Я знаю огромное количество артистов на западе, которые так живут и поступают. Это Леди Гага, Лиззо. Их больше, чем весь наш рынок.

МОЩНОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ МАНИЖИ НА «ВЕЧЕРНЕМ УРГАНТЕ» С НОВОЙ ПЕСНЕЙ «VANYA»

— Я, конечно, зла на нее за то, что она «украла» награду за лучший альбом у Ланы Дель Рей…

Альбом Билли правда хорош. Знаешь, я тебе как музыкант скажу: это доказательство всему миру, что ты можешь на коленках с братом в спальне записать альбом, достойный «Грэмми». В 2000 году на ее месте была Бритни Спирс — на 100% спродюсированный продукт. Она была несчастна, подвержена огромному количеству абьюза. Сегодня такого нет, сегодня есть Билли Айлиш, которую поддерживает ее семья. Она красивая, талантливая, стильная. Она вдохновляет подростков, — о которых я думаю больше, чем о взрослых, — развиваться, не стесняться своего творчества, верить в свои силы. Это человек, который про те ценности, которых нам давно не хватало и к которым мы наконец пришли.

Лана Дель Рей — это еще одна огромная моя любовь. Она про ностальгию. Когда ты ее включаешь, как будто чувствуешь то время, которого уже нет. Как будто это старая Америка сегодня, здесь и сейчас. Мне очень нравится ее альбом Honeymoon, а с последнего альбома (Norman F***ing Rockwell — прим. ред) — песня Hope is a Dangerous Thing.

— Кстати, вы говорили, что вам так нравится делать клипы, раскадровки, монтировать. Вы планируете снимать какой-то короткий или полный метр снимать когда-нибудь?

У меня самые близкие друзья — из кинотусовки. Режиссёры, операторы, продюсеры. И я им всегда говорю, что фильм точно никогда не буду снимать. Но недавно я поняла, что если что-то и сниму, то это будет самое красивое эротическое кино вообще на этой земле (смеется). Это единственное, что я бы сняла, потому что очень мало красивых эротических фильмов.

— А давайте поговорим про квир-фильмы.

— Я недавно посмотрела в один присест сериал Pose («Поза» — прим. ред). Билли Портер, конечно, мой идол. Он потрясающий! Еще мне очень понравился фильм «Девочка». Я, правда, очень расстроилась количеству хейта, который он вызывал — из-за того, что главную героиню играл не трансгендерная актриса.

— А вы как кстати относитесь к этому вопросу? Должна ли идентичность актера совпадать с идентичностью героя?

— Я могу честно сказать: магия кино на то и существует. Если тебе удается прочувствовать героя, то история «сработала». Потом ты расскажешь это другу, а друг другому другу, и это самое главное. Конечно, хочется, чтобы фильмы были все более реалистичны, но, зная производство изнутри, я могу сказать, что на то, наверное, были причины. Кастинг таких героев очень проблематичен.

— Райан Мерфи, кстати, изначально не хотел брать Билли Портера на главную роль, — он хотел, чтобы всех героев играли исключительно трансгендерные актеры. В итоге роль Прей Тела написали под него.

Но при этом он блестяще раскрыл своего персонажа. Мне очень нравится, как в «Позе» показана эстетика 1980-90х. Я потом неделю ходила вся в блестках. И танцевала vogue!

Мне как человеку из поп-культуры нравится, что такие вещи начинают получают большую аудиторию, чем раньше. Потому что в андеграунде-то они давно. Мне очень понравилось, как это было показано в «Эйфории». Мне бы хотелось, чтобы мои младшие сестренки посмотрели этот сериал. Самое крутое в этом сериале, что самый красивый герой оказывается самым подлым. Но при этом ты понимаешь, почему он подлый. Мне нравится, что истории начали рассказывать так, с точки зрения антигероя. Например, «Джокер». Раньше это всегда был герой, который спасает человечество.

Не знаю, как со всем человечеством, но всех, кто оказывается в радиусе Манижи, спасать уже не надо. Лиззо, подвинься.