В мае 2021 вышел первый полноценный альбом girl in red — if i could make it go quiet. Мари Ульвен (так зовут музыкантку) говорит, что это girl in red 2.0, имея в виду (и справедливо), что музыкально это уже не тот двухаккордовый lo-fi наивняк, с которого она начинала. Анна Филиппова поговорила с Мари — о новом альбоме, ментальном здоровье и квире.

Я миллениал, так что немного опоздала на этот праздник квира: а вот если бы у меня в более раннем возрасте была такая музыка, как girl in red, жизнь могла бы пойти по-другому.

Зато теперь я рядом! Лучше поздно, чем никогда.

Это правда. Если мне не изменяет память, в первых твоих песнях лирическая героиня обращалась (еще на норвежском) к парню. Когда случился переломный момент, когда ты нашла в себе силы открыться себе и другим? Насколько я понимаю, Хортен, твой родной город, не то чтобы оазис толерантности.

Ну, когда я писала песни про мальчиков, я еще была не в курсе главных новостей. В смысле я встречалась с парнем, думала, что влюблена в него, у нас будет свадьба, я рожу ему тройню. А потом я встретила свою будущую девушку и бросила его со словами «Извини, чувак, я влюбилась». Песни, которые я начала писать тогда, как раз отражали мои чувства на тот момент.

Ты очень часто говоришь и пишешь о ментальном здоровье, в том числе депрессии. Как ты думаешь, а есть какие-то дополнительные сложности для квир-персон в этом плане?

Не думаю, что я это ощущаю на себе. Но тут надо сказать, что я нахожусь в safe space, — вряд ли то же самое можно сказать, например, о людях в России. В следующем альбоме, кстати, я еще больше внимания уделяю тому, что поняла про себя и свою психику. Думаю, вы услышите это.

Я знаю, что тебе сто раз задавали этот вопрос, но все же: ты когда-нибудь чувствовала, что на тебя как будто навесили лейбл? Вот эти все ‘Do you listen to girl in red’? Вообще можно ли говорить о том, что существует квир-музыка, что это как-то жанрово отражается на материале?

Думаю, что музыка вообще никак не зависит от сексуальности. Ноты-то для всех одни и те же. Никакой квир-музыки не существует, но существуют квир-люди, которые делают музыку. Нет музыки, которая была бы «гомосексуальна» по происхождению.

Разве что диско и выросший из него чикагский хаус.

Ну, это культура, не музыка. Геи создали жанр, но музыка-то обычная.

Принято. Расскажи, как вам работалось с Финеасом (приглашенный продюсер альбома, брат и продюсер Билли Айлиш, — прим. «Открытых»)?

Офигенно. То, что мы работали с ним, это, пожалуй, признание того, что я очень сильно выросла как музыкант.

А новый альбом, кстати, выйдет на виниле?

Конечно. Так что не опоздай сделать предзаказ.

Какая музыка тебе самой нравится? Кроме каких-то очевидных исполнителей типа Билли Айлиш. Ты слушаешь что-то узкожанровое?

Да нет на самом деле. Я вообще в последнее время слушаю очень мало музыки, не успеваю. Но! Я большая фанатка Тейлор Свифт (‘I’m such a big Swiftie!’) вот ее я слушаю постоянно. В последнее время еще я увлеклась электроникой. Floating Points, например.

А будешь как-то добавлять больше электроники в свои аранжировки?

Наверняка. Надо бы бахнуть туда немного drum and bass.

На весну 2022 года запланированы твои концерты в Москве и Санкт-Петербурге. Ждешь поездку в Россию?

Очень! Я хочу потусить по клубам. Зайти в кафешки, выпить там кофе.

Кофе здесь приличный. Не такой, как в Норвегии или Дании, конечно.

О да. Но тут смысла даже нет соревноваться.

Я сейчас задам вопрос в духе российских молодежных журналов начала нулевых. Помоги нашим читателям узнать немного о тебе. Какие фильмы тебе, например, нравятся?

Очень мало фильмов смотрю, но вот «Портрет девушки в огне» мне понравился, например! Я видела его в прошлом году и до сих пор возвращаюсь к нему периодически.

«Портрет девушки в огне» это практически такая же фраза-пароль, как ‘Do you listen to girl in red’.