Бок о Бок

В марте растёт количество фем-мероприятий и цены на букеты, а празднование Международного женского дня происходит в двух мирах: «феминистском» и «конфетно-цветочном». Небинарная персона и феминист_ка Мира Тай исследует обе стороны праздника и размышляет, почему формат празднования меняется из поколения в поколение.

Каждый год в преддверии марта я начинаю остро ощущать то, что называю «дискурсивным расколом вокруг гендерных праздников». С одной стороны, ленты в моих соцсетях переполнены анонсами феминистских кинопоказов, феминистских дискуссий, материалами о гендерном неравенстве. С другой стороны, зайдя в ТЦ, я обнаруживаю у входа толпу людей, не без интереса слушающих промоутера с микрофоном и характерными интонациями тамады: «А теперь в честь восьмого марта давайте назовем главные качества настоящей женщины! Подсказывайте!» — «Нежная», «Мудрая», «Ухоженная», — послушно перечисляют люди. Я торопливо надеваю наушники и прохожу мимо.

Но пройти мимо всего не получится. Всю первую мартовскую неделю окружающая среда отрабатывает годичную норму сексизма. Из-за этого я с детства ненавидел Восьмое марта: мне не хотелось иметь ничего общего с тем образом «женщины», в который меня тыкали носом. Конечно, тогда я ничего не знал о том, как появился этот праздник и в чем его смысл.

Уверен, что многие люди имеют крайне смутное представление об истории Восьмого марта. О том, как с массовых забастовок женщин в Петрограде началась февральская революция 1917 года, о том, как работницы выходили на улицы, требуя предоставить им избирательные права и решить проблему голода. О том, как вторая женская демонстрация (19 марта 1917 года) собрала на Невском проспекте 40 тысяч человек. О том, как женщины заговорили публично, рискуя свободой, здоровьем и жизнью.

Восьмое марта не задумывался как «праздник женственности и весны» — изначально это был день политического высказывания о гражданских правах, о гендерном неравенстве, о женщине как активном субъекте политики и общественной жизни.

Так в какой же момент всё перевернулось с ног на голову? Исследователь_ницы говорят, что смыслы празднования Восьмого марта в России менялись неоднократно, причем каждый раз трансформация происходила с инициативы государства. В зависимости от задач, стоящих перед властью в конкретный исторический период, акценты делались на поощрении выгодного направления деятельности — будь то чествование женщин-работниц (чтобы стимулировать рост производства) или женщин-помощниц Красной армии (в период Великой Отечественной Войны).

Сегодня государству не хватает людей — про падающие демографические показатели вы наверняка слышали. Поэтому акцент делается на способности условных «женщин»  рожать, рассматриваются в первую очередь как живые инкубаторы. В ход идёт всё: штампы про «традиционные ценности» и «главное предназначение женщины» попытки финансового поощрения (материнский капитал), ограничения абортов. Не удивительно, что в такой обстановке люди могут непроизвольно  давить друг на друга, например, осуждая или жалея незамужних и бездетных. Если такое постоянно звучит в твоём окружении, сложно не думать, что обзавестись мужем и ребёнком совершенно необходимо.

Сейчас в России сложилась интересная ситуация: патриархальные настроения укрепляются, но при этом голоса феминистского движения звучат всё громче. Людей, разделяющих идеи феминизма становится всё больше, и благодаря им, их текстам, мероприятиям и акциям исходный смысл Восьмого марта возвращается.

«Международных женских дня» как минимум два: они существуют параллельно и совершенно не похожи друг на друга. В одном — феминистские акции в поддержку женщин, в другом — цветы, конфеты и пожелание «женского счастья». Я спускаюсь в метро, чтобы поехать на митинг — а на входе мне пытаются вручить тюльпан за то, что я «такая красивая».

Конечно, «второе» Восьмое марта гораздо масштабнее феминистского. И точно не стоит критиковать тех женщин, кто ждёт цветов, подарков и стандартных поздравлений. Но совершить осознанный выбор формата праздника возможно только тогда, когда у тебя достаточно информации обо всех вариантах.

Когда я спросил своих подруг, далеких от феминизма, «Что этот день значит для тебя?», то в ответ услышал «Если честно, я не совсем понимаю, зачем поздравлять меня с тем, что я женщина? Это все равно как если бы существовал “День голубых глаз”, к примеру», «Это просто ещё один день, когда ты необоснованно ждешь какого-то внимания, как на 14 февраля или на день рождения». Для многих  памятная дата «8 марта» оторвана от памяти, лишена истории и контекста. Сейчас, когда равенство декларируется формально, а гендерное насилие скрывается за «заботой о слабом поле», особенно важно рассказывать друг другу об исходном смысле Восьмого марта.

Фото: Dave Frenkel via Twitter