Северный Кавказ печально известен своей нетерпимостью к ЛГБТ+. Активисты и журналисты чаще всего рассказывают ужасающие истории из Чечни, но ЛГБТ-люди есть и в других республиках, в том числе Дагестане.

К сожалению, из-за традиций, царящих в обществе, квиры чаще всего вынуждены или жить закрытой жизнью и в постоянном страхе, или уезжать в другие города и даже страны. В июле 2017 года «Российская ЛГБТ-сеть» эвакуировала из Дагестана и Ингушетии не менее пяти человек, в адрес которых поступали угрозы из-за их ориентации и идентичности.

Журналистка Хатима Мутаева поговорила с тремя ЛГБТ-людьми из Дагестана об отношениях с близкими и возможном будущем. По просьбе героев мы не указываем их настоящие имена.

АДИЛЬ

21 год

Как ты осознал свою идентичность?
В 13 лет я был влюблен в девочку из своей школы, но в 15 лет мне резко стал нравиться мой одноклассник. Меня это очень сильно пугало. Интернета дома у меня не было, поэтому всю информацию я искал в компьютерном классе школы. Я вводил в поисковике запросы вроде «Что делать, если мне нравится мой друг» и тому подобные. Я даже задал вопрос на каком-то ЛГБТ-форуме, где мне сказали, что я, возможно, бисексуал.

Ты проходил через внутреннюю бифобию?
Мне было довольно тяжело себя принять. Сначала мне казалось, что все излечится, если я углублюсь в религию и спорт. На деле походы в мечеть, конечно же, ничего не изменили, а занятия борьбой только доказали тот факт, что мальчики мне тоже нравятся. В 16 лет я серьезно задумывался о суициде. Я не решился на это только потому, что начал встречаться со своим парнем. Мы вместе уже четыре года.

Близкие знают о твоей бисекусальности?
Знают друзья моего молодого человека, несколько знакомых из тусовки и мой психолог из Москвы. В 16 лет я бы подумал, что это много, но в последнее время стал задумываться о том, чтобы быть более открытым. Делать каминг-аут в Дагестане, конечно, сродни суициду, но многие мои друзья из Москвы спокойно живут и регулярно ходят на свидания с парнями.

В республике есть свое ЛГБТ-коммьюнити?
Три года назад были кафе, группы в соцсетях и квартирники. После убийств и преследований в Чечне все закрыли. Вообще я был уверен, что в Дагестане тоже будут вылавливать, угрожать и пытать людей, но оказалось, что республика у нас сравнительно толерантна.

Где вообще знакомятся ЛГБТ-люди в Дагестане?
Тут всегда по-разному: я с парнем познакомился в одном из тематических пабликов во «ВКонтакте», какие-то наши знакомые стали встречаться после «Хорнета». Я дейтинговыми-приложениями никогда не пользовался, но слышал, что раньше они реально помогали начать отношения. Сейчас там довольно опасно.

Каким ты видишь свое будущее?
Я очень люблю свою семью и не хочу им навредить, но своего молодого человека я люблю тоже. Переезжать за границу мы не планируем, но в Москву точно надо уехать в скором времени. Не знаю, может заведу фиктивный брак, чтобы маме с папой как-то легче было.

КАРИНА

18 лет

Когда ты поняла, что ты лесбиянка?
Изначально я была гомофобкой, несмотря на то, что тема ЛГБТ в моей семье не поднималась. Гомофобкой я была скорее из-за устоявшихся стереотипов в голове: мужчина должен быть накаченным и с бородой. Чуть позже я оказалась в какой-то беседе во «ВКонтакте»: в один из вечеров там началось обсуждение гей-порно. Сначала я считала это противным, но отмалчивалась. Позже я наткнулась на видео, в котором Эллен Дедженерес получала награду, а ее жена так искренне этому радовалась. Я увидела в ее глазах столько любви, что меня осенило: это ровно такая же любовь, как и любая другая. В той же беседе я познакомилась с девушкой, мы начали общаться, кидали друг другу песни. Шло время и я осознала, что влюбилась в нее. Я спокойно приняла этот факт, никакой внутренней гомофобии не было. С этой девушкой мы какое-то время встречались, но наши отношения были не очень здоровыми. Мы постоянно ссорились и в итоге решили разойтись.

Каково быть лесбияной в Дагестане?
Только несколько человек из республики знают, что я лесбиянка: сестра, ее подруга и мой лучший друг. ЛГБТ-сообщества у нас как такового нет, да и не думаю, что в ближайшее время появится. Люди открываются только самым-самым близким, если делают это вообще. Может, это связано с тем, что я живу не в столице. Большая разница между Махачкалой и другими городами республики.

Сталкиваешься ли ты с гомофобией в Дагестане?
В свою сторону нет, так как я почти не афиширую свою идентичность. Если кто-то затрагивает тему ЛГБТ, я стараюсь просто отмалчиваться. Однажды мы обсуждали с подругой сериал с гомосексуальными персонажами и она сказала, что не хотела бы дружить с лесбиянкой. Было очень обидно.

Планируешь сделать каминг-аут перед родителями?
Я надеюсь, что они никогда об этом не узнают. В 2015 году, когда в США легализовали однополые браки, я прочла новость об этом перед мамой. Я сказала, что нормально к этому отношусь, но в ответ мама засмеялась и сказала, что однополые браки — это ненормально. Вообще, это даже очень удобно, что родители не знают о моей ориентации. Помню, после покупки нового телефона ко мне подошел брат и пригрозил «Даже не вздумать теперь переписываться с мальчиками!» В этот момент я набирала сообщение своей девушке.

РАСУЛ

25 лет

Был какой-то момент, когда ты отчетливо осознал, что гей?
Я рос максимально обычным дагестанским мальчиком: помимо школы занимался борьбой; большую часть времени проводил либо на тренировках, либо на улице с друзьями. В какой-то момент стал понимать, что все разговоры о девочках мне не особо интересны. Примерно в 14 лет я просто не мог перестать пялиться на своего друга: в голову лезли мысли о том, какой он прекрасный и от этого мне было не по себе.

В подростковом возрасте я старался подавлять в себе любые мысли, связанные с парнями. Мне было страшно, я не знал, что мне делать. Процесс принятия проходил медленно, но уже к выпускному классу я понял, что быть геем нормально, это не делает тебя плохим человеком. Впрочем, время от времени я молился всевышнему о том, чтобы я смог стать как другие. Ситуацию ухудшали постоянные намеки отца о том, что надо бы в универ или армию, а потом жениться.

Кто-то в республике знает о твоей идентичности?
Только самые-самые близкие. Сестра с подругой узнали, когда я расстался с парнем и пришел домой в довольно ужасном состоянии. Мы встречались с ним год, а расстались, потому что он должен был жениться. Каминг-аут был спонтанным: мне было так хреново, что я не смог придумать отмазку и сказал все как есть. Они меня поддержали, а вот друг сказал, что «с пидором дружить больше не хочет». Он пообещал, что в знак нашей многолетней дружбы никому ничего рассказывать про меня не будет. Я не стал его переубеждать, но если он когда-то меня примет, — я буду рад.

Общаешься ли ты с другими ЛГБТ-людьми в Дагестане?
Я знаю нескольких геев и бисексуалов из Дагестана, но как такового комьюнити у нас нет. После ситуации в Чечне парни почти перестали знакомиться в «Тиндере» или «Хорнете», многие даже от пабликов «ВКонтакте» отписались. В Махачкале нередки случаи, когда на парней нападают, потому что они «странно» выглядят.

Ты собираешься оставаться в Дагестане?
Если честно, то я не знаю, что будет в будущем. На меня очень давят родители, говорят, что в 25 лет нужно хотя бы найти невесту, потому что у остальных сверстников уже и дети есть. Пока не знаю, что делать: уехать навсегда вряд ли смогу, должен присматривать за родителями, а жениться на ком-то — эгоистично. Не хочу портить бедной девушке жизнь.

«Открытые» — некоммерческий проект. Мы все работаем безвозмездно и вкладываем в ресурс свои деньги. Будем рады вашей поддержке. Перечислить любую комфортную для вас сумму можно здесь.