В России есть сотни артистов, записывающих мелодичный и мемный поп. Они прогрессивные, молодые, поют о свободной любви, но всячески игнорируют ЛГБТ-сообщество. При этом поп-музыка и ЛГБТ всегда шли рука об руку, а квир-музыканты сейчас — главные реформаторы. На фоне монеточек тихо живет Настя Чеботарь (Хлоя). Это практически русская Charli XCХ, которая готовит новый альбом с Артемом Шумно.

— Кто ты такая и откуда появилась?
— Мне 22 года. Я переехала в Москву четыре года назад из Молдовы. Там все проще с ЛГБТ-историей: у нас бывают гей-парады, их не разгоняют и никого не бьют. Для меня тема гомосексуальности с детства была очень обычной. В седьмом классе мой одноклассник сказал, что он гей, а я такая: «Ну ок».

В Москве я поступила в Институт современного искусства. Там было плохо: все мои однокурсники хотели попасть на «Голос». В 2014 году я познакомилась с Герой Cтрейзанд: он снимал видео для ютьюба и был на волне в то время. Я ему предложила сделать совместный трек. Мне казалось, что он похож на мою тусу. Мы сделали песню, на меня стали подписываться, и каким-то образом я стала еще и блогером.

Русская поп-музыка сейчас — это скучно и дешево. Мне хотелось делать весело и  снимать в видео всех знакомых из Москвы. На этой волне я познакомилась с Викой Кохой (визажист. — Прим. ред.), а потом ушла в музыку и на ютьюб практически не возвращаюсь.

— Почти вся новая русская волна зародилась во «ВКонтакте», а ты, наоборот, набирала аудиторию в ютьюбе и инстаграме. Почему так получилось?
— Почему-то с ВК у меня все плохо, я даже свою группу нормально не умею вести. Хотя сейчас я встала на радио, и меня стали узнавать. Даже таксисты говорят: «Ой, это ты пела ту песню? Мы слушаем». Меня крутят на Like FM, DFM и «Энерджи». Я им ничего не платила.

— Во «ВКонтакте» недавно активно постили твой кавер на песню Шуры. Клип — бомба, а сам Шура про него знает?
— Мне очень много пишут в комментах, что я украла у него песню, но это не так. Мы оформили права, и все официально. Лично я познакомилась с Шурой на его концерте в «Главклубе» в июле (после моего выступления у него на разогреве). После концерта он позвал меня в гримерку, сказал, что я молодец и ему нравится, когда его песни поют новые артисты. Он очень милый. Дал мне напутствие: «Если будут плохие комментарии, запомни: главное, чтобы говорили».

«Ты не верь слезам» в эпоху инстаграма

Раньше всем нравился Шура, а потом все стали гомофобами — я не понимаю, что на это повлияло. В 90-х были «Гости из будущего», клип «Руки вверх» с травести-историей, всем было ок. На этом никто не акцентировал сильного внимания, всем хотелось веселиться; были рейвы, Казантип, все принимали наркотики и слушали грязную попсу. А потом все сломалось.

— Как ты описываешь свою музыку? Это мем-поп, тин-поп?
— Я даже не знала, что есть определение «мем-поп». Мне оно нравится. Мои песни — это ирония над поп-музыкой, потому что делать ее всерьез изначально не хотелось. Все мои песни о прошлом: о моих воспоминаниях о школе, первом сексе и любви. Все рождается из личных историй.

Свой дебютный альбом я записала с Сашей Хуком (битмейкер, работает с Black Star и Еленой Темников. — Прим. ред.). Рэп — не моя тематика, но он под меня подстраивался и получилось прикольно. Сейчас работаю с Артемом Шумно (музыкант, работает с Луной, «Мальбэк» и Boulevard Depo. — Прим. ред.). Я очень редко с кем-то нахожу общий язык и пока найду такого человека, пройдет 500 лет.

Была бы моя воля, я бы удалила первые два альбома. Я долго ничего не выпускаю, потому что хочу хорошо подготовиться, чтобы уже было понятно, что я не всегда стебусь. Меня не любят всякие журналы типа The Flow и «Афиши», но хорошо относится «Муз ТВ». Я даже не знаю к кому себя отнести: я больше эстрадный артист а-ля Лобода или я новая русская волна? Но сейчас я работаю над этим. К концу осени, я надеюсь, выпущу альбом, где больше раскрою себя. Это будет интересно.

— Расскажи про ваш союз с Викой Кохой.
— Вика очень на меня повлияла. Мы с ней познакомились, когда у нее была своя школа макияжа: я позвала ее на съемку, потом мы сдружились, стали продавать винтажную одежду, записали два трека и сделали показ.

Сейчас мы не общаемся. В своих трансляциях Вика говорит, что мы не поругались, я тоже так считаю. В какой-то момент нас стало слишком много в жизнях друг друга, мы стали какой-то парой. Нас это стало уже смущать, и мы решили сделать перерыв.

— У вас были романтические отношения?
Мне иногда кажется, что да. По шкале Кинси (попытка измерить сексуальную ориентацию людей по шкале от нуля до шести. — Прим. ред.)  я натуралка, которая приемлет секс с девушками. У меня был секс с девушками, но отношения только с парнями.

— Как ты сочиняешь музыку?
— Тексты я придумываю сама. Я прихожу к чуваку, который пишет мне музыку и говорю: «Вот тут должно быть тыщ-тыщ, потом провис и громкий стук, будто кто-то идет на каблуках, понимаешь?» Мы начинаем вместе думать, какие звуки могли бы к этому подойти. Через неделю встречаемся — соединяем наброски текста и музыкальную демку. Мне важно, чтобы это была коллективная работа. Иногда песни не пишутся и месяцами.

— Какую роль в твоем творчестве занимает ЛГБТ-сообщество?
— Да все мои друзья — геи! Я недавно узнала, что в английском языке есть выражение fag hag — это девушки, которые общаются только с геями. Я бы никогда об это не задумалась, если бы мама не спросила: «Настя, а почему у нас дома одни мальчики и все спят друг с другом, а не с тобой?»

На концерты приходит много геев, а в первых рядах всегда парни на каблуках. Для большинства ЛГБТ связаны с сексуальными извращениями, мол, людям нечем заняться, поэтому они трахаются со своим полом. Прикол в том, что все не про трахаться, а куда глубже.

Тема сексуальной свободы для меня тоже очень важна, как и ЛГБТ. Все мои отношения заканчивались тем, что парни возмущались, что я выложила какую-то откровенную фотографию в инстаграм или что я в клипе голая. И это не потому, что им не нравилось, а потому, что «девушка не должна вести себя так вульгарно». Это бред, который заставляет многих людей прикрывать то, что они хотят открыть.

Трек «Роботы» появился после того, как друга Хлои в центре Москвы избили из-за его внешнего вида

— Что думаешь о парнях на каблуках?
— Восторг. Это красиво. Люблю, когда парни примеряют женские наряды. Однажды у меня были нетипичные для меня отношения: парень работал на не очень творческой работе, мечтал о семье, и от него у меня буквально снесло крышу (ну очень мило ухаживал). Когда мы познакомились, он спрашивал у моих друзей, что сделать, чтобы мне понравиться. Они посоветовали спросить напрямую. Я тогда была пьяная и ответила: «Давай мы тебя с Викой Кохой накрасим и пойдем так гулять. Если будешь стесняться и смывать косметику, то второго свидания не будет». Он согласился — все прошло классно.

— На Западе артисты публично поддерживают ЛГБТ-фанатов, но для российских артистов это табу. Почему ты не боишься открыто говорить о правах ЛГБТ?
— Мне не хочется, чтобы Россия превратилась в нецивилизованную, закрытую страну, где все замалчивают только потому, что это некрасиво и кому-то кажется вульгарным. Если это не хотят делать на государственном уровне, то хотя бы артисты должны это делать публично.

Уже стерлась эта история, мол, если ты что-нибудь скажешь, тебя не возьмут на телеканал. Уже всем похуй на телеканалы. По факту все сейчас пользуются раскруткой в ютьюбе и инстаграме.

Если люди не хотят говорить о своей личной жизни и ориентации — это нормально, но некоторые вещи слишком очевидные. После клипа Баскова и Киркорова даже моя бабушка все про них поняла, и умалчивать свою ориентацию уже пошло. Они могут повлиять на что-то, но их, видимо, интересуют другие глобальные вещи. На ТВ очень много геев, которые введут программы в стиле «Пусть говорят» и молчат, хотя их мнение важно. Взрослое комьюнити геев могло бы объединиться и коллективно рассказать, что гомосексуальность — это не плохо.

— Вы с Викой выступали на «Чертях» Чемоданова, а в другие гей-клубы зовут?
— Да. Меня летом даже позвали выступить на прайде в Тель-Авиве, но у меня не получилось приехать. Я была готова даже бесплатно выступить. В Москве у гей-клубов обычно очень мало денег. Мне хочется не просто спеть пару песен и уйти, а сделать красивое шоу — с нарядами и танцорами.

В России нет классного гей-клуба, в который можно было бы ходить каждые выходные. Сама я часто хожу в Ice Club на выступления Блонди, Рокси Харт и Камиллы Крейзи Уайт. Иногда мне кажется, что я их фанатка. Заза Наполи — богиня. Она одна из первых дрэг-див, которая начала сниматься в клипах других артистов и записывать хиты.

— Что ждать от тебя осенью?
— Будет ЕР. В нем я больше расскажу о себе: почему Хлоя, кто это и зачем. Будет очень много диско, фанка, девяностых и нулевых. Еще мне стало в кайф делать одежду. У меня выйдет мерч: не просто футболки и кепки с моим именем, а более замороченная одежда. Я хочу сделать классную презентацию в стиле казино.

«Открой «Кристил». Слышишь выстрел? Это стреляют мои глаза»

Советы от Хлои

? Слушать: Constantine.
? Смотреть: «Американскую историю преступления: Убийство Джанни Версаче», блогершу Джулию Гельтсман.
?️ Покупать: последнюю коллекцию Sorry I’m Not.