В издательстве Popcorn Books впервые на русском языке выходит роман Андре Асимана «Назови меня своим именем», по которому Лука Гуаданьино снял одноименный фильм. Автор телеграм-канала Pal o’ Me Heart о гей-литературе Дмитрий Лягин рассказывает, чем книга отличается от экранизации.

Не секрет, что если книге грозит экранизация, сперва ее нужно адаптировать: переписать в сценарий. Сцены, хорошо прописанные в книге, в фильме могут выглядеть неловко или блекло, потому что мы не знаем, о чем думают герои (а в книге – знаем). Незначительные сюжетные линии, реакции и размышления в книге ярче раскрывают сюжет, а на экране только замедляют ритм и размазывают общее впечатление.

Роман Андре Асимана «Назови меня своим именем» (Call Me by Your Name) вышел в 2007 году и был довольно тепло принят критиками. Роман получил награду Lambda Literary Award в номинации Gay Fiction, но повсеместной известности у него не было.

После премьеры экранизации в 2017 году продажи книги рекордно увеличились. Адаптацией романа занимался Джеймс Айвори, известный экранизациями Э.М. Форстера («Морис», «Комната с видом», «Говардс Энд»), Генри Джеймса («Бостонцы»), Кадзуо Исигуро («Остаток дня») — великолепные костюмированные эдвардианские драмы, но своего первого «Оскара» Айвори получил именно за «Назови меня…». Режиссёром фильма стал открытый гей Лука Гуаданьино, до этого не особо знакомый Голливуду.

Вообще книгу Асимана довольно трудно экранизировать: это повествование от первого лица семнадцатилетнего юноши, которого ударили пубертат и первая влюбленность, а кругом лето, академический семейный бэкграунд и мультикультурализм. Айвори (вместе с режиссёром) заменяет поток слов — пейзажами летней Италии. Вербальное — визуальным. Желание, высказанное словами — телесностью объятий и прикосновений. Где в романе Элио переживает, как бы не выдать эрекцию, в фильме он идёт купаться. Где он страницу вожделеет Оливера, в фильме он пять минут поедает его глазами. Сценарист и режиссер нашли свой особый способ перевести слова в картинку, однако Айвори всё-таки пришлось пойти на кое-какие изменения в сценарии. Вот пять заметных отличий книги от фильма.

1.

Книга написана целиком от лица одного персонажа — Элио. Такого рода тексты часто тянут за собой две интересные особенности: ненадёжного рассказчика и поток сознания. Мы видим мир глазами влюблённого подростка, которому свойственны нарциссичность, рефлексия, восприимчивость к настроениям объекта своей любви и постоянная жажда секса. Чтобы перенести это на экран, режиссер пошел на радикальную меру: сменил неумолкающий поток слов на почти бессловесное буйство красок и света.

2.

В фильме не появилась больная лейкемией девочка Вимини — второстепенный, но важный для сюжет персонаж. Элио и особенно Оливер испытывают к ней нечто вроде платонической любви. Есть мнение, что Вимини — это олицетворение любви Оливера и Элио: молодая, непосредственная, искренняя, гениальная, но обречённая на смерть.

3.

Фильм заканчивается пронзительной сцене у камина. В книге же есть ещё несколько десятков страниц о будущем героев спустя тридцать лет. Оливер и Элио встречаются дважды, но прежнего огня между ними, конечно, уже не вспыхивает, и романтического воссоединения не случается. Двое взрослых мужчин помнили друг о друге все эти годы, но понимали, что в ту же реку дважды не войти.

4.

В романе гораздо больше отсылок к Гераклиту, Платону, Данте, Генделю, Баху и другим классикам. Они не попали в фильм, вероятно, чтобы чрезмерно его не усложнять. Асиман же наоборот приглашает читателя улавливать, анализировать, дискутировать, слушать и узнавать — вливаться в ту академическую атмосферу, в которой пронизана любовь двух юношей. Фильм — барокко цвета, света и звуков, книга — котёл отсылок и цитат, реминисценций и идей. Спойлер: сцена с персиком тут даже не самая яркая (но да, в книге Оливер всё-таки съедает персик).

5.

В экранизации поездку в Рим сократили и перенесена в Бергамо из-за недостатка бюджета. В книге Оливер и Элио проводят много времени (и страниц) в столице Италии: останавливаются в симпатичном отеле, знакомятся с местной интеллигенцией, посещают поэтические чтения.  На одном из чтений герои слушают рассказ поэта о том, как он флиртовал с консьержем неопределённого гендера (гендерфлюидом). Рассказчик вывел это в теорию «синдрома Святого Климента» — метафору того, как пространство и время, гендер и идеи существуют одновременно, вместе перетекая друг в друга.

На этом моменте роман Асимана превратился этакое модернистские осмысление классических греко-римских идей о сексуальности и гендере, которые совсем не охотно ложатся в прокрустово ложе современных дефиниций.

Недавно Андре Асиман, вдохновившись успехом фильма и взлетевшими вслед за тем продажами романа, объявил, что пишет продолжение книги. Она расскажет про героев 20 лет спустя, однако вряд ли в основу лягут последние страницы «Назови меня…». Всё-таки из вздохов о прошлом романа не слепишь, а значит, мы получим совсем новую историю.


В переплете «Назови меня своим именем» в переводе Анны Захарьевой выйдет в феврале, но роман уже можно прочитать онлайн на Bookmate.