Собрали 15 романов и сборников с рассказами: милый янг-эдалт, известная лесбийская драма, серьезная автотеория и новые голоса ЛГБТК-литературы.

Константин Кропоткин, писатель, автор канала «Содом и умора»

«Лишь», Эндрю Шон Грир

Обаятельно-трагикомический герой этой американской книги, получившей Пулитцеровскую премию, бежит от себя, смеется над собой, стыдится себя и, покуролесив в манере типично-кэмповой, получает достойную себя награду. Любовному роману, который притворяется романом-путешествием, очень повезло в России, — его великолепно перевели, дав пример прозы с одной стороны высочайшего литературного качества, а с другой — образцово-гейской, то есть написанной геем для (казалось бы) геев.

«Там, на периметре», Катя Чистякова

Роман о сложных отношениях волонтерки и бездомного гея в современной Москве, этот уникальный по качеству авторской рефлексии синтез автофикшена и художественного вымысла дал поразительный по воздействию результат: никогда еще голос квир-человека не звучал в русской литературе настолько сильно, никогда еще гомосексуал не был предоставлен в отечественной словесности настолько полно, сложно, стереоскопично, взывая не к жалости и не к милости, а к пониманию. 

«Цена соли», Патриция Хайсмит

Подарив влюблённым лесбиянкам право на счастье еще в 1952 году, Патриция Хайсмит не только написала свой самый личный роман, но и заметно опередила время. Заговорив по-русски лишь в 2020 году, американки Терез и Кэрол оказались больше своих литературных сущностей, — теперь они и героини прекрасного голливудского фильма, и символ-предчувствие новых свободных времен, где сексуальное самоопределение столь же естественно и неотчуждаемо, как право на дыхание.

«Дни нашей жизни», Микита Франко

Чудо этого романа-бестселлера для «юных взрослых» — в соответствии времени. Рассказав с позиций ребенка о жизни гей-семьи в современной России, Микита Франко угадал запросы широкой аудитории, желающей простых, понятных историй о квир-людях по соседству. Оказавшись в числе номинантов нескольких литературных премий, писатель-дебютант предъявил и новое качество профессионального сообщества в России, готового не только читать книги о «геях с человеческим лицом», но и открыто признавать важность присутствия квир-людей в публичном поле.

«Красный, белый, королевский синий», Кейси Маккуистон

Литературный дебют американской журналистки стал бестселлером в США и будет экранизирован. Для русскоязычного читателя — это максимально-комфортный способ усвоения гуманитарных ценностей нового, радужного мира. Любовь сына американской президентки и британского принца, представленная в виде говорливого романа-романса, напоминает, как важна несерьезность для квир-просвещения. Потребляя это десертное блюдо, и оглянуться не успеешь, как уж испытываешь симпатию ко влюблённым юношам. Сказка ложь, а в ней намем.

Дмитрий Лягин, литературный обозреватель, автор канала Pal o’ Me Heart

«Хватит врать», Филипп Бессон

Французский автобиографический бестселлер о подростковой влюбленности прогремел в вольном английском переводе, а в конце года появился по-русски в переводе точном. Тематически и стилистически, но без лишнего надрыва, роман схож с «Лето’85» и «Назови меня своим именем»: рассказ о том, как за прекрасной и краткой юношеской влюбленностью следуют годы воспоминаний о ней.

«10 минут 38 секунд в этом странном мире», Элиф Шафак

Роман турецко-британской писательницы Элиф Шафак — это, на первый взгляд, ладно скроенная и лихо закрученная история стамбульской секс-работницы Текилы Лейлы, которая перед смертью вспоминает всю свою жизнь. По сути же это великий гимн квирной дружбе — новой, «логической» семье для всех оставленных, униженных, обездоленных и оскорбленных, кого за слишком яркую индивидуальность вытеснили на задворки патриархального общества.

«Хрупкие фантазии обербоссиерера Лойса», Анатолий Вишевский

Формально роман вышел двумя годами ранее в Украине, но в России появился только сейчас. История немолодого формовщика фарфоровых фигурок, который влюбился в солдата-калеку и зажил с ним счастливой семьей, сочетает редкое для современной литературы внимание к сюжету, совершенно не типичному для русской исторической прозы, со стилистической безупречностью языка ярких чувств и телесных выделений.

«Освобождение», Патрик Несс

Адам, пастырский сын, пытается освободиться от влияния религии на свою жизнь и учится строить здоровые отношения. На характерном для Несса стыке социального романа и фэнтези разворачивается нехарактерный для современного янг-эдалта секс-позитивный разговор о том, что выбивать у неопытного подростка из-под ног почву и размывать его гей-идентичность не вправе никто: ни гомофобы, ни квир-теория.

«Дальгрен», Сэмюэл Дилэни

Огромный magnum opus мэтра научной фантастики о постапокалиптическом городе Беллона и его немногих выживших обитателях наконец вышел в этом году по-русски. Квир-поэтесса Айлин Майлз называла стиль романа «вьющимся сквозь самое сознание», Уильям Гибсон — «загадкой, которую не требуется разгадывать». Циклопически огромный «Дальгрен» поглощает читателя, играя на границах жанровой фантастики и постмодернизма, искусства и порнографии, прозы и поэзии, альтернативной сексуальности и гендерфлюидности. Пока это самый квирный роман Дилэни, тексты которого традиционно разбирают на семинарах по квир-теории, и от принятия его русской публикой может зависеть судьба дальнейших переводов.

Мария Лацинская, редакторка «Открытых», соведущая подкаста «Нараспашку»

«Опыт», журнал «Незнание»

Опен колл очередного номера литературного «Незнания» прошел совместно с «Открытыми». Вместе с редакторками журнала мы попытались найти новые квир-голоса в современной литературе. И нам это удалось. При этом номер не упирается исключительно в жизнь квир-людей, а демонстрирует разные аспекты современности. Получилось разнообразно, познавательно и местами провокационно.

«Дружба», сборник No Kidding Press x Write Like a Grrrl

Сборник рассказов вырос из опен колла писательнских курсов Write Like a Grrrl. Несмотря на название, редакторкам удалось собрать романтические истории негетеросексуальных женщин и небинарных персон. Сборник оставляет хорошее поле для дискуссии — что такое дружба вообще, и есть ли она между двумя женщинами и людьми с опытом женской гендерной социализации? Вдруг мы все влюблены в подруг?

«Любовь во время карантина», Popcorn Books x «Глагол» x «Незнание»

Главное по янг-эдалту издательство России решило успокоить читателей в этот тяжелый год и издало филгуд тексты о карантине, написанные 20 писательницами и писателями. Среди участни_ц затеи много негетеросексуальных автор_ок (список вообще поражает, его можно назвать документом эпохи), а в центре всех историй — любовь в самом широком смысле слова. Сборник получился уютным и очень квирным.

«Аргонавты», Мэгги Нельсон

Культовый роман писательницы Мэгги Нельсон наконец-то появился и на русском языке благодаря издательству No Kidding Press. В центре сюжета — история отношений Нельсон с квир-художником Гарри Доджем и вопросы материнства. Писательница определяет жанр романа как «автотеория» — опыт Нельсон идет вместе с критическими теориями и философскими цитатами. В течение всего романа авторка рефлексирует на тему квира, сексуальности и идентичности.

«Я очень тебя хочу. Переписка 1995-1996», Кэти Акер и Маккензи Уорк

Интеллектуальный флирт в переписке по электронной почте двух квир-икон своего времени. Цитаты Бланшо и Ницше миксуются с рассуждениями о бучах и фем и любимой музыкой. Происходи этот обмен сообщениями в наше время, пришлось бы добавлять еще ссылки на любимые тиктоки.