Августин — обладательница нежнейшего вокала, который отчасти может вызвать ассоциации с мировой квир-звездой Arca, хотя все сравнения в данном случае бессмысленны. Августин не стремится быть на кого-то похожей, транслируя в своей музыке ту русскую тоску, которая делает ее утонченные песни столь знакомыми и родными.

Есть ощущение, что об Августин мы еще не раз услышим — во всяком случае, у нее есть все шансы стать одной из ярчайших представительниц отечественной квир-сцены.

Команда «Открытых» работала над этим материалом несколько месяцев. Мы настолько влюбились в Августин, что решили не только взять интервью, но снять музыкальное видео на дебютный сингл певицы «Папа Север».

Твой первый сингл «Папа Север» посвящен Норильску, мрачному индустриальному городу, в котором ты выросла. Какие у тебя с ним отношения?

«Папа Север» — песня о моем доме, о Норильске. Для меня это особенное место, взрастившее меня. Это город, в который нет дороги. Туда можно попасть только птицей.

Через мою тоску родился текст, через плач — вокализ, мелодические мотивы. Изначально песня звучала как баллада, но мне показалось необходимым сделать ее жизнеутверждающей, создать из нее танец Августин и Папы Севера. Мне хотелось, чтобы все танцевали со мной под этот северный плач, как птицы. Так и родилась песня.

Это мой первый сингл из дебютного мини-альбома «Папа Север», над которым я сейчас работаю при поддержке фестиваля современного искусства «Чёрное пальто».

Да, это все чувствуется! У меня отчасти возникли ассоциации со старой песней Bronski Beat «Smalltown Boy», по сюжету которой молодой человек уезжает из маленького городка, который не принял его.

Да, именно! «Папа Север» — своего рода гимн аутсайдеров. Мы уезжаем из маленьких городов, чтобы стать победителями. Есть такое выражение: «Так грустно, что танцевать охота». Это тот самый случай. И, когда я выступаю в клубах, именно под эту песню часто танцуют, несмотря на этот плач. 

Инструментал написала я сама. У меня не было денег постоянно ездить в студию, и я писала «Папу Север» очень долго, около года. Уезжала из студии, возвращалась, каждый раз добавляя что-то новое — например, свист пурги. Мне очень сложно найти свою команду. Люди ориентируются на какие-то ярлыки и на определенное звучание, пытаются с кем-то сравнивать, а я не хочу всего этого. 

На Августин: топ OMUT Jewelry, шорты Uniqlo, украшения Avgvst

На Августин: боди Mango, корсет Alisa Kuzembaeva

Ты же знаешь, что Надя Толоконникова из Pussy Riot тоже родилась в Норильске?

Я не знала! Это вызывает гордость! Я отлично к ней отношусь. То, что она говорит и делает вызывает у меня понимание. 

Расскажи о своем дебютном клипе.

«Открытые» запустили фандрайзинг, чтобы собрать деньги на клип. За четыре дня мы смогли собрать необходимую сумму на съемки, хотя я думала, что на это нужен будет хотя бы месяц. Я расплакалась от счастья и от невероятной поддержки! Клип также снимала команда «Открытых».

Сначала у нас была немного другая концепция видеоряда. Мы хотели добавить архивные съемки Норильска, я даже привезла специально видеокассету из дома. Но в итоге мы отошли от этого плана: режиссеру понравилась моя органичность в кадре, и мы решили добавить хореографию.

Во время съемок меня нарядили в дизайнерскую одежду, напудрили. Вся такая красивая я сидела у зеркала и просила визажистку поцарапать мне лицо кисточкой, мне хотелось упасть и разбить коленку во время съемок. Было непросто работать над клипом, потому что моя музыка и для меня далеко не такая воздушная, как может показаться с первого прослушивания. Песня имеет свои шрамы и драматизм, хоть и звучит мягко. В этом сочетании контрастов я вижу свое взросление и пройденный путь, которые хотела отразить и в клипе.

Ты пришла к музыке через танцы, верно?

Да, с детского сада я ходила на танцы, ансамбль назывался «Юное Заполярье». У меня были хорошие данные: я всегда была очень пластичным и артистичным ребенком. В пятом классе к нам приехал руководитель Красноярского хореографического колледжа, который проводил кастинг, и меня выбрали примерно из 100 детей. Я была белой вороной в школе, и понимала, что лучше уехать и стать артисткой театра, чем сидеть за школьной скамьей и терпеть придирки однокашников. В результате я отправилась учиться балету в Красноярск, жила в интернате. Это полностью определило меня как артистку, сцена стала важна для меня навсегда. Я очень вдохновилась театром. 

Три года я прожила в интернате, без родителей. В перерывах между репетициями я бродила по коридорам театра оперы и балета и слушала, как распеваются вокалистки. В колледже у нас был общий класс фортепиано, преподаватели отмечали мою увлеченность музыкой. Я поняла, что балет — это религия, которой не могу себя посвятить. Поэтому я вернулась домой: выбрала музыку. Театр возбудил и родил мой Голос. Так я начала петь. Приехав в Норильск, я поступила в колледж искусств и выучилась как дирижер-хормейстер. 

На Августин: водолазка WOS, брюки Red September

На Августин: водолазка WOS, брюки Red September

Когда ты училась, ты уже осознавала свою небинарность?

Да, с детского сада! Я замечала непонимание со стороны сверстников. В подростковом возрасте я узнала сам термин «небинарность», и все встало на свои места.

В Петербург я переехала осенью 2017-го. Поступила в Институт музыки, театра и хореографии на академическую вокалистку, но оказалось, что для моих голосовых данных не существует программ. Я проучилась два года, но до самого конца не знала, с чем буду выпускаться. Мне стало жаль своего времени. К тому же, я увлеклась другой музыкой, авторской.

Я бросила институт и пошла работать уборщицей в салон цветов: с утра до вечера подметала и мыла полы, обрабатывала цветы, а по ночам пела в гей-клубах. Это продолжалось около полугода, а потом я психанула и выложила демо-версию «Папы Севера» в ВК. Я очень благодарна, что почти сразу получила такой положительный отклик от слушателей!

Как ты относишься к местному ЛГБТК+ коммьюнити?

Мне кажется, что у нас нет сплоченности в среде ЛГБТК+, у нас нет сообщества, все очень разобщены. Это одна из проблем. В Петербурге существует комьюнити-центр «Действие», в котором я веду уроки вокала и помогаю, как могу.

Я очень рада, что начала свои выступления с гей-площадок: мне кажется, на таких сценах в России можно экспериментировать со звучанием. В гей-клубах нет снобизма и страха.

Как появляются на свет твои песни? Что приходит в голову сначала — текст или музыка?

Ты знаешь, я всё воспринимаю звуками, шорохами. Сначала мне в голову приходит образ, из которого я выращиваю какой-то текст. Я, как оракул, пытаюсь трансформировать буквы, символы, сюжеты в музыкально-вокальные формы.

Какие квир-артисты тебя больше всего вдохновляют в музыке?

Я рада коммерческому успеху артисто_к Blood Orange, SOPHIE, Arca, Sam Smith. Такая репрезентация нам нужна!

На Августин: пиджак и брюки в розах Roma Uvarov Design

Думаешь ли ты о переезде из России?

Никогда не уеду отсюда, даже если меня затравит вся страна. Куда бы ты не уехал — люди везде будут шуметь, придумывать проблемы. Мне здесь хорошо. Россия для меня никак не тесная, здесь столько интересных личностей. Например, недавно я поработала с театральным режиссером-постановщиком Андреем Жолдаком — это большое для меня потрясение в жизни, как и Николай Комягин (искусствовед и фронтмен группы Shortparis — Прим. ред.), как и работа с Ольгой Проскурниной (режиссерка и продюссерка. — Прим. ред.).

В минувшем феврале ты представила дебютный мини-альбом на фестивале «Черное пальто» в Норильске. Как это было?

Фестиваль организует режиссерка и продюсерка Ольга Проскурнина. Она задействует все творческие точки в Норильске, начиная от заводов, где проходят концерты, выставки, показы, до библиотек, театров и музеев. Грубо говоря, она поднимает весь город и делает такую творческую движуху, частью которой я рада быть. В феврале я открывала фестиваль презентацией своего EP «Папа Север», а также принимала участие как модель в показе Lumpen на медном заводе.

Публика была потрясающая: они танцевали вместе со мной, пели. Хотя и здесь не обошлось без непринятия. Недоброжелатели даже написали на меня жалобу на меня: мол, «что это?». Из-за этих жалоб фестивалю заблокировали инстаграм-аккаунт, но мне очень помогла поддержка организаторов.

Из-за пандемии коронавируса многие артисты были вынуждены отменить свои выступления. Коснулось ли это тебя и что ты думаешь делать в сложившейся ситуации?

Я буду сидеть дома независимо от коронавируса. Сейчас мне хочется погрузится в тишину и подумать о том, что я пишу. У меня уже написаны песни для первого альбома, но мне хочется максимально осознанно поработать со звуком. Также я работаю над саундтреками к фестивалю «Чёрное пальто». Мне важно все контролировать самой и искать звучание, резонирующее с моими образами и мыслями.

КОМАНДА

МЫ СМОГЛИ СНЯТЬ КЛИП «ПАПА СЕВЕР» БЛАГОДАРЯ ПОМОЩИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ, А ТАКЖЕ ФОТОСТУДИИ QWEEX.CAMPUS. «ОТКРЫТЫЕ» СЧИТАЮТ QWEEX.CAMPUS ОДНОЙ ИЗ ЛУЧШИХ СТУДИЙ МОСКВЫ И РЕКОМЕНДУЮТ ВАМ ПРОВОДИТЬ СЪЁМКИ ИМЕННО ТАМ.

Фотографии и видео:
АРТЕМ ЕМЕЛЬЯНОВ

Текст и интервью:
ЛЕО КОВАЛЕВ («ПО ФАКТАМ»)

Продюсер:
ДМИТРИЙ КОЗАЧЕНКО

Асистент оператора:
ВЛАДИМИР СМИРНОВ

Асистентка продюсера:
МАША НАУМ

#ShotOniPhone