В этом выпуске «Личного» режиссёрка, ЛГБТ-активистка и гендерквир Алина Алан (@belaja_poni) рассказывает о сексуальности небритых ног и размышляет, стоит ли табуировать грудь, если органы для секса — пальцы — всё равно остаются на виду.

«Охренеть, какие у меня красивые волосатые ноги!» — такая мысль пришла мне в голову в семь утра после бессонной ночи. Было лето, я надела короткие шорты и вышла из дома.

Сначала идти по улице мне было страшно. Казалось, что на меня налетят люди, будут смотреть неодобрительно и говорить: «Что ты себе позволяешь, женщина? Мы считаем, что это неопрятно и некрасиво. Будь добра, соответствуй стандартам!» Потом я ехала в маршрутке, потом снова шла по улице, но… Никто мне ничего не сказал. И в следующий мой небритый выход — тоже. И в следующий. Непонимающие взгляды наверняка были, но у меня пирсинг, татуировки, цветные волосы — сами понимаете, я привыкла. Вообще я считаю, что любопытство и непонимание — это хорошо. Они — путь к знаниям и осмыслению чего-то нового.

Еще за день до этого мои ноги казались мне отвратительными и мерзкими. Где же утонченность и лысость? Девушка должна иметь лысое тело, никто в этом не сомневается. А феминистки с небритыми подмышками — чудачки. Длинные чёрные волосы должны быть на голове, но никак не на ногах. От волос на ногах надо нещадно избавляться, иметь их — стыдно. За мои зелёные глаза («называешь ты меня колдуууньей») мне не стыдно, за тонкие пальцы не стыдно. А за волосы на ногах — стыдно. Почему?

Секс, сексуальность, сексуальная объективация — одна из причин негативного восприятия волосатости. По выдуманным стандартам в 2019 году лысое тело сексуально, волосатое — нет. Даже у мужчин, если судить по баннерной рекламе, где мужики сбривают волосы на груди какой-то штукой.

Помимо небритости недовольство у людей могут вызывать формы тех или иных частей тела, а также оголенность. В обществе, где так  долго боялись произносить вслух слово «секс», накопилось большое сексуальное напряжение. Вроде бы общество признает, что секс — это естественно, но слово «вагина» ввергает людей в истерическое смущение, а «хуй» используется в ругательном смысле. Голая сиська вызывает гнев: удалить, запретить! Похоже, это работает так: чем сильнее желание подавляется, тем сильнее хочется. А если мне сильно хочется и «нельзя» — то пусть и другим будет нельзя тоже.

Среди смельчаков, которые не подавляют своих желаний и открыто выражают свои мысли про секс, которые не стесняются открывать свое тело, у «подавляющих» вызывает адский гнев малейший намек на то, что может вызвать сексуальное возбуждение. Только вот, к примеру, мои длинные пальцы многих возбуждают. А еще я этими пальцами совершаю сексуальный акт. Представляете, я постоянно выставляю напоказ часть тела, с помощью которой занимаюсь сексом! Мои сиськи при таких обстоятельствах — вообще невинные зайки.

Тело задыхается от чужого и, в первую очередь, от собственного осуждения. Личность задыхается в собственных рамках. У некоторых возникает страх: если всем всё позволить, то будет хаос и ужас! По улицам будут бегать голые люди и домогаться до детей! Но, к сожалению, домогательств и от одетых людей предостаточно: «Эй, красивая жопа, давай знакомиться». Да и, знаете ли, как-то холодно и не совсем удобно бегать по улице голышом.

Из таких размышлений родилась моя фотосессия с разными оголенными частями тела. Я не знаю, какие из снимков «пошлые», какие «слишком откровенные», какие «красивые». Всё зависит только от того, какие представления, рамки, границы и шаблоны есть в голове смотрящего.

Мне бы хотелось, чтобы люди смотрели шире. Чтобы не стыдились простых, естественных по своей природе вещей. Чтобы в один прекрасный день каждый человек смог по-хардкору принять себя со всеми своими качествами. Я знаю, что это тяжело и жутко страшно. Но всегда всегда есть те, кто любит нас такими, какие мы есть. Даже черные кудрявые волосы на ногах многие считают сексуальными — теперь я это знаю.


Фотографии: Евгений Бурнаев (@eburnaev)